Учитель – лучшая профессия

Моя свекровь всю жизнь проработала преподавателем немецкого языка в соседней школе. Мой супруг, ее сын, и я сама тоже учились у нее. Мужу язык пригодился на работе, но и я до сих пор помню основные правила, многие слова и даже в общих чертах понимаю, о чем поет самая известная немецкая группа «Рамштайн». Свекрови подобная музыка не нравится, но некоторое время этой группой увлекались мои дети, ее внуки, и нам всем пришлось слушать этот жесткий рок. Анна Петровна отнеслась к детскому интересу положительно, потому что видела в нем несомненную пользу в деле изучения немецкого языка. Моя свекровь — настоящий педагог, любящий детей и знающий свое дело. Когда она решила подрабатывать репетиторством, к ней буквально выстроилась очередь из родителей, желающих дать детям основательные знания по ее предмету.

Все в округе знали, что Анна Петровна учит на века, ведь большинство этих самых родителей сами прошли ее школу, и все вспоминают ее с любовью и уважением. В Анне Петровне прекрасно уживаются два человека: нежный, деликатный и одновременно требовательный, уверенный в себе учитель. К ученикам в школе она относилась всегда уважительно, но того же отношения требовала и к себе, и к своему предмету, и к учительскому труду. Никто из моих одноклассников не допускал даже мысли, что на урок к Анне Петровне можно прийти неподготовленным. Конечно, способности у нас были разные, но она это учитывала. Даже вечный троечник, которому совсем не удавалось запомнить грамматические правила, тоже мог рассчитывать на ее одобрение, если Анна Петровна видела, что он трудился изо всех своих скромных сил. Подобным отношением она и нас учила уважать чужие труды, каким бы незначительным ни получался результат. Человек старался, он работал, значит, достоин похвалы и признания.

До сих пор помню, как Анна Петровна водила нас, пятнадцатилетних, в театр. Это был 1989 год, в Москву приехал известнейший немецкий театральный режиссер Петер Штайн. Он привез спектакль «Три сестры» Чехова. Пьеса исполнялась немецкими актерами на немецком языке. Никакого табло с бегущей строкой перевода на русский язык, как это делается сейчас во всех театрах мира, тогда в Москве не было. Билеты стоили дорого, но все-таки желающих учеников набралось семь человек. Мы уже читали Чехова, проходили на уроках литературы его рассказы и пьесу «Вишневый сад». Перед походом во МХАТ все внимательно прочли «Трех сестер» и поговорили о том, что сестры рвутся не столько в Москву, сколько к другой, лучшей жизни.

Интернета в те годы у нас не было, поэтому отличница Оля по поручению Анны Петровны собрала всю доступную информацию в библиотеках о знаменитом режиссере. Сама же преподавательница рассказала нам о театральном Берлине и его традициях, конечно, на немецком языке. В театр мы пришли во всеоружии. Еще на подходе ко МХАТу вся наша группа поняла, что нам предстоит участвовать в значительном событии. Около входа толпилось много людей, среди которых мелькали и знакомые нам по телевизионным программам лица. Места наши располагались не в партере, а в следующем за ним полукруглом приподнятом амфитеатре, откуда все было прекрасно видно. Очень трудно было воспринимать спектакль на чужом языке, к тому же пьеса совершенно не детская, но тут мы все оценили подготовку, проведенную Анной Петровной. Приходилось ориентироваться на знание русского текста. В буфете во время антракта мы все выдохнули, как после тяжелого экзамена, пирожные с чаем нас очень утешили. Больше всего меня поразило, как зрители принимали спектакль — это была овация и море цветов. От столь горячего приема растрогались и немецкие артисты, я сама видела слезы на лицах артисток, исполнявших роли сестер Прозоровых. Потом, в школе, вся наша компания с гордостью рассказывала одноклассникам о нашумевшем спектакле, о немецком языке, об известных русских артистах, сидевших в партере, ну и, конечно, о буфете. До сих пор я понимаю, что, если бы не наша «немка», не Анна Петровна, никому бы и в голову не пришло идти именно на эту постановку берлинского театра. Там, во МХАТе, мы впервые познакомились не только с живым немецким языком, но и с мировым искусством. А это, согласитесь, дорогого стоит.

Анна Петровна рано осталась одна, муж ее умер от неизлечимой болезни еще молодым, а у нее на руках — двое детей. Надо было зарабатывать, и она по вечерам принимала у себя дома учеников. К занятиям непременно надевала строгий костюм и туфли. Домашние тапочки совершенно исключались, это считалась неуважением к малолетнему гостю и к самой науке.

Зная такой подход к делу, мой брат, ходивший на занятия два раза в неделю, всегда переодевался в свежую одежду, надевал чистые носки и начищал до блеска обувь. К Анне Петровне нельзя было пойти в кроссовках и штанах, в которых он бегал с друзьями во дворе, все должно было быть на достойном уровне. Что мог, казалось бы, понимать десятилетний мальчишка в дресс-коде? Но учительница прививала нам уважение к себе и к другим. Она считала, что даже маленький человек может понимать, как одеться соответственно моменту: для прогулок — кроссовки, для школы — форма, а в чужой дом — опрятная, чистая одежда.

Детей она принимала в самой большой комнате, где стоял круглый стол с уютной настольной лампой, большой свет выключался. В зоне внимания должны быть лишь тетрадь, учебники и лицо преподавателя. Все Остальное отсекалось мягким полумраком. Перед началом занятия Анна Петровна всегда предлагала ученику привести себя в порядок, вымыть руки, сходить в туалет, причесаться, в общем, отдышатся после улицы и приступить к уроку спокойным и собранным. Однажды брат пришел от Анны Петровны в одном носке. От мамы он этот факт скрыл, а со мной советовался на предмет дальнейших действий и последствий этого конфуза. Переживал страшно, а позвонить учительнице стеснялся: шутка ли, носок потерял, слава богу, что чистейший! Объяснил он всю историю просто: плохо подготовился, стыдился из-за этого, ерзал, без конца сплетал под столом ноги и, видимо, так потерял свой носок.

Наш пятиклашка волновался так, как будто опозорился в высшем свете. Мы уже разучили с ним все извинения, которые он собирался принести своей учительнице, но дело решилось проще. Наша мама на следующий день зашла к Анне Петровне, чтобы отдать месячную оплату за уроки. Там она с удовольствием выслушала рассказ Анны Петровны об успехах брата, о его несомненных способностях и получила из ее рук запечатанный почтовый конверт: «Передайте, пожалуйста, конверт Ивану, он оставил его у меня в прошлый раз».

Мама удивилась мягкости конверта, но вскрывать до дома не стала. Вручила его Ваньке и с любопытством смотрела, как брат, взяв в руки передачку, покраснел и умчался в нашу комнату. Стоит ли говорить, что в конверте лежал аккуратно сложенный носок? На следующее занятие к Анне Петровне брат отправился блестяще подготовленным и нарядным, готовым принести извинения, которые мы с ним отрепетировали перед этим, да еще и с конфетами. Конфеты передала мама. Ванька краснел, смущался, но заготовленную речь произнес, а Анна Петровна ее с удовольствием приняла, одобрительно выслушала и все перевала в шутку, дескать, с кем не бывает.

Свекровь считает, что человек должен уметь выпутываться из щекотливых ситуаций с достоинством, уметь объяснять свои промахи и с честью извиняться. Этому нужно тоже учиться, как и немецкому языку, и гораздо лучше это делать в детстве, когда твой ошибки поправимы и простительны.

В 65 лет моя свекровь вышла на пенсию. К ней по-прежнему ходили ученики и в гостиной за большим столом учили неправильные глаголы. Много времени бабушка уделяла и внукам, но мы видели, что она заскучала без школы, без общения. Вот тогда наша семья и подарила ей ноутбук. Обучать Анну Петровну премудростям новой науки взялся мой уже совсем взрослый брат Ванька. Анна Петровна оказалась прилежной и аккуратной ученицей, она поражалась тому, сколько возможностей дает современная техника людям. С удовольствием освоила You tube и смотрела фильмы на немецком языке, научные лекции и даже кулинарные программы. Чтобы наша бабушка не скучала, Иван зарегистрировал ее также на «Одноклассниках», посоветовав поискать знакомых в социальных сетях. Анна Петровна радовалась, как ребенок, встретив там институтских подружек и товарищей детства.

Однажды она робко попросила у меня совета. Свекровь конфузилась и явно волновалась. Это было очень необычно. Оказалось, к ней в друзья пришел старый школьный знакомый, ее первая любовь, Юрка, теперь уже офицер в отставке Юрий Петрович. Давным-давно их дороги разошлись: она поступила в педагогический институт, а он уехал в другой город учиться в военном училище. Потом Юру отправили служить в далекий гарнизон, она же вышла замуж, родила погодков, позже, к сожалению, овдовела и всю жизнь отдала школе. Так и прожила без мужчин, все ее женское счастье заключалось в детях, своих и чужих.

А тут вдруг такое событие — ей пишет Юрий Петрович, тот самый Юрка, что носил ее портфель, приглашал в кино и угощал мороженым. Полковник уже в отставке, вернулся из своих гарнизонов в Москву и живет в их старом доме с котом. Жена его в свое время отказалась мотаться по отдаленным частям, забрала дочь и уехала к маме, в тот город, где он оканчивал училище. Больше Юрий Петрович женат не был. Дочка с внуками часто навещает отца, но ведь любому человеку, и мужчине особенно, хочется семьи и тепла. Он не забыл свою Анечку, он просто счастлив, что она завела себе страницу в интернете, ведь он искал ее там и раньше, но не получалось.

— Ириша, что мне делать? Юра приглашает меня на свидание! Как раньше, в кино с мороженым! Я сорок лет не ходила на свидания!

— Как что? — удивилась я. — Собираться и идти на встречу!

Свекровь робела оттого, что с ней произошла такая обыкновенная для других женщин история, что она впервые не понимает, как ей быть, что она советуется с невесткой, и вообще, ей уже 65 лет, какая может быть любовь на пенсии! Первым делом мы с ней отправились в торговый центр. Строгие костюмы уважаемой учительницы совершенно не годились для первой встречи со старинным поклонником. Элегантное однотонное платье с модным шарфиком, удобные немецкие туфельки на невысоком каблучке просто преобразили Анну Петровну. Сразу исчез педагог с огромным стажем, а миру предстала прекрасная женщина зрелого возраста.

Завершила преображение стильная стрижка. Домашние встретили бабушку с восторгом. Она стеснялась и краснела, как школьница, но была очень счастлива. Даже если будущее свидание окажется неудачным, сейчас Анна Петровна нравилась самой себе и радовалась непривычным комплиментам. Ее часто хвалили и уважали на работе, но это ведь была другая, профессиональная оценка, нынче же ее дети назвали маму красивой женщиной.

Посыпались расспросы и советы, куда лучше сходить. Наша младшая дочь горячо агитировала бабушку за Макдональдс, а сын рекомендовал фантастический американский фильм. Мой муж заявил, что давно пора маме устроить личную жизнь и что он очень рад таким новостям.

Свидание прошло успешно. Мы сразу это поняли, когда Анна Петровна вечером вернулась домой. Чудесный букет, румянец, светящиеся глаза — все говорило о том, что Юрий Петрович не подкачал. Свекровь, смеясь, рассказывала о том, как они с Юрой сразу узнали друг друга, несмотря на годы, лишний вес и седину. Кино тут же отменилось, потому что там нельзя разговаривать, но ужин в ресторане состоялся, с бокалом вина и, конечно, с мороженым на десерт. И все равно за этот вечер они не успели рассказать друг другу всего, еще бы, прошла целая жизнь, но они договорились увидеться завтра! «А что еще делать нам, пенсионерам, как не болтать?» — смущенно улыбалась Анна Петровна.

Назавтра в обед бабушка упорхнула из дома, предварительно перемерив перед зеркалом все новые наряды. На этот раз компетентные советы давала наша дочка, потому что я была на работе. Внучка голосовала за старые джинсы, ведь в них так удобно гулять, но бабушка выбрала брюки и джемпер с объемным шарфом-хомутом. В итоге дочь обняла бабулю и гордо сказала: «Ты у нас теперь как модель! Просто самая лучшая бабушка на свете!» Вечером Анна Петровна вернулась со свидания не одна. Юрий Петрович решил, что у них нет времени, чтобы его терять! Он столько лет надеялся снова встретить свою Аннушку, что теперь не собирается откладывать жизнь на будущее, если, конечно, сама Аннушка не против. Поэтому Юрий Петрович настоял на скорейшем знакомстве с Аниной семьей. Нам Юрий Петрович очень понравился, это оказался умный, обаятельный человек с отменным чувством юмора. Мы с удовольствием слушали байки из его военной жизни и рассказы о проделках внуков. Вспоминал он Анин тяжелый портфель, тугие косы и походы в кино после уроков. Ни одной жалобы на тяготы службы или слов обиды на бывшую жену мы не услышали и оценили это по достоинству. Внучка выставила бабушкиному жениху высший балл — пятерку.

Через месяц Анна Петровна переехала к Юрию Петровичу на другой конец Москвы. Ей очень не хотелось бросать своих учеников, но Ванька сказал, что на случай удаленного обучения существует Скайп. Так что ничего не потеряно! И теперь можно прекрасно сочетать любимого мужчину с любимым делом.

Обсуждение

Нуууу фантастика какая-то! Никогда не поверю, что в 65 лет кто-то сойдется (и так удачно! со своей первой любовью. Выдумки автора, которая наверняка об этом просто мечтает.

Присоеденяйся к нашему сообществу

Чтобы принять участие в дискуссии вам необходимо стать участницей нашего сообщества, для этого вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться с помощью кнопок ниже.

или с помощью аккаунта в соц. сети

Используйте вашу учетную запись VKontakte для входа на сайт. Используйте вашу учетную запись на Twitter.com для входа на сайт. Используйте вашу учетную запись на Facebook.com для входа на сайт.