Диалоги Диалоги все посты
07 Ноября 2017, 07:42

Актер и его амплуа

Он был высок, подтянут и широк в плечах, словно античный герой. Его безупречные черты лица излучали одновременно и мужественность, и нежность. Сияние голубых глаз достигало самого последнего ряда зрительного зала. Улыбка обескураживала, а голос будил грезы об объятиях и поцелуях, рождая в моем мозгу буйные эротические фантазии. Невероятных усилий стоило мне удержаться в рамках приличий, принятых в общественных местах и тем более на детских спектаклях.

Вольдемар играл принца. Легко и непринужденно двигался между картонными декорациями, будто реально по настоящему замку ходил. Не оставалось никаких сомнений, что он — особа королевских кровей. В отличие от актрисы, которая изображала принцессу Аврору. Именно что изображала. И хотя моей пятилетней дочке она нравилась, мне казалась староватой, полноватой и даже слегка пошловатой для возвышенной юной Авроры. Я подозревала, что режиссер отдал роль принцессы своей протеже — жене или любовнице, а не той, кому следовало в интересах дела. Среди служанок мелькали явно более подходящие актрисы и лицом, и манерами. А вот с принцем режиссер попал в самую точку. Не было на сцене никого другого, кто лучше бы соответствовал образу, чем Вольдемар. В конце спектакля я рукоплескала ему, так что отбила ладони.

Естественно, одной «Спящей красавицей» мы с дочкой не ограничились. В следующие полгода пересмотрели весь репертуар Драматического театра сказки, где быт задействован мой любимец. В каждой роли, будь то предводитель эльфов из «Дюймовочки» или юный Кай из «Снежной Королевы», Вольдемар был органичен и невероятно красив. Видимо, из-за внешней привлекательности в первую очередь ему доверяли играть принцев, однако и Емеля у него получился шикарный, особенно в конце представления, когда по щучьему велению обратился в княжича, облаченного в золоченый кафтан. В один миг он затмил Царевну Несмеяну, которую, кстати сказать, снова играла та же тетенька, что изображала Аврору. У нее здорово получалось гримасничать и капризничать, но на царскую дочку она никак не тянула, скорее на купчиху или скоморошку. Мое мнение полностью разделила подруга, которую я подбила на регулярные походы в театр вместе со мной и нашими детьми. А уже она в свою очередь сподвигла меня на личное знакомство с Вольдемаром. Сама я бы ни за что не решилась. Юлька придумала вручить ему детские рисунки с изображением его персонажей. Рисовали моя дочка и ее сын по нашей просьбе. Получилось нечто несуразное, но при достаточном воображении угадывались и сказки, и персонажи.

По окончании одного из спектаклей мы сунулись к служебному входу и попросили позвать нам актера Вольдемара.

— Зачем? — строго поинтересовался охранник.

— Дети хотят подарить ему свои творения, на которые он их вдохновил, — проникновенно произнесла подруга, выставив вперед своего сына и мою дочку. Охранник недовольно проворчал:

— Цветы и прочие презенты передаются на сцене в конце спектакля. А в служебные помещения посторонним ходить запрещается.

— Наши дети стесняются подниматься на сцену при полном зрительном зале, — заявила подруга. — И мы не собираемся идти к вам туда. Мы просим позвать

Вольдемара сюда к нам. Неужели вы откажете детям? Подруга скорчила умоляющую мину. Охранник тяжело вздохнул: — Ладно. Ждите.

Дверь перед нами захлопнулась. Мы остались стоять в коридоре. Стояли и нервно хихикали в предвкушении появления нашего героя. Я боялась, что вблизи он окажется, не столь высок и красив, как на сцене. Я читала периодически в интернете отзывы людей, которые лично встречались со звездами шоу-бизнеса или кино. Некоторые сообщали, что многие из тех, кто на экране выглядит сногсшибательно, в жизни оказываются вполне заурядными людьми в смысле внешних данных. Мне очень не хотелось быть разочарованной в отношении Вольдемара, и я жутко обрадовалась, что мои опасения не оправдались.

Когда он появился из-за двери, меня тут же околдовал ореол его обаяния и сразила наповал сила его харизмы. Я со своим немаленьким ростом доставала ему лишь до плеча. Дети те вообще потерялись на уровне колен. Он к ним наклонился и по очереди сердечно пожал руки. Тут я обратила внимание на отсутствие у него на пальце обручального кольца. Меня начал волновать вопрос: он на самом деле не женат или не успел надеть кольцо по окончании спектакля? Дико захотелось, чтобы верным оказалось первое предположение. Я была не прочь закрутить роман, не только потому, что влюбилась, но еще и потому, что уже год официально числилась в разводе, и это в молодом и страждущем возрасте... Я смутилась собственным нескромным мыслям и в первый момент не смогла вымолвить ни слова, в отличие от подруги, которая беззаботно стрекотала о нашем общем с детьми восхищении и безграничной признательности его таланту. Он широко улыбался и благодарно кивал.

— Хотите прогуляться за кулисы? — неожиданно спросил Вольдемар.

— Конечно! — радостно воскликнули мы.

— Не положено, — попытался преградить нам путь охранник, но Вольдемар его отодвинул, пригрозив, что пожалуется директору на грубость к завсегдатаям театра, которые, на минуточку, делают заведению кассу.

Охранник нехотя отступил, а мы прошли в «святая святых» лицедейского искусства. Там оказалось достаточно тесно и немного накурено. За кулисами, где царил полумрак, громоздилась знакомая бутафория из разных спектаклей, которая привлекла внимание детей: они ринулись все щупать и даже кое-что пробовать на вкус. Мы с подругой еле сдерживали их, чтобы случайно никакой предмет не пострадал. Ближе к стенам с потолка свисали какие-то канаты и провода. Одни заканчивались на уровне головы, другие тянулись до пола и закручивались в узлы и петли. Я умудрилась запутаться ногой в одной из веревок и чуть не упала. Вольдемар вовремя подхватил меня за руку одной рукой, а другой — под спину. Отпустил не сразу. Притянул и будто замер в удивлении. То прикосновение стало решающим — между нами словно искра проскочила. Я поняла, что увлеченность может быть взаимной.

— Я теперь всегда буду искать вас среди зрителей, — проникновенно пообещал он нам на прощание, а смотрел при этом только на меня.

Подруга обиделась и попыталась меня подколоть.

— А телефончик твой, между прочим, не попросил, — съязвила она, когда мы покинули театр.

Я не стала ей говорить, что на всякий случай написала свой телефон на обратной стороне одного из дочкиных рисунков.

Вольдемар позвонил через два дня.

— Принц, — представился он.

— Простите, кто? — растерялась я.

— Сегодня я принц, — повторил он. — Завтра буду хозяином Кота в сапогах. А тебе кто больше нравится? Кого хочешь видеть?

— Мне все роли нравятся, — призналась я, догадавшись с кем говорю. — Но больше всего меня интересует мужчина по имени Вольдемар.

— Тогда встречаемся не в театре, — заговорщически произнес он. — Согласна?

— Да, — отозвалась я.

Я договорилась с мамой, что та заберет дочку из детского сада, и отправилась на свидание. Вольдемар ждал меня в центре города, в метро. Повел в расположенный неподалеку бар. По пути прятался в объемный шарф и надвинутую на лоб шляпу с широкими полями.

— Не хочу, чтобы меня узнали — прокомментировал он свой конспиративный прикид.

Я зыркнула по сторонам и отметила, что на него действительно оборачивались. Но мне показалось, он притягивал к себе взгляды не знакомым лицом, а странным обликом и поведением, будто сам напрашивался на внимание. В баре Принц выбрал дальний столик, но сел лицом к залу, отвернув от всех меня и спрятав за колонной. Заказал по коктейлю и салату, выпытав у официанта подробно и с пристрастием, свежие ли у них продукты и каким соусом заправляется блюдо, (чтобы ни в коем случае не майонезом, потому как он за калориями следит).

— Чуть раздамся, в сценарный костюм не влезу, — обеспокоенно пояснил он.

Мне показалось, что скорее хотел произвести впечатление, чем реально заботился о фигуре и здоровье. И вообще меня не покидало ощущение, что он красуется, вместо того чтобы любоваться мною. А я-то ведь старалась, к свиданию готовилась. Прическу сделала в салоне, макияж, одежду подобрала тщательно, чтобы в тон и в стиль.

— Говоришь, все мои роли видела? — обратился Вольдемар ко мне, отпустив официанта.

Я кивнула, хотя ничего такого сказать, еще не успела. Просто, когда с детьми за кулисами ходили, заметила, что почти все декорации нам знакомы.

— Какая роль тебе больше понравилась? — продолжил расспрашивать Вольдемар.

— Пожалуй, Емеля, — произнесла я, немного подумав — Ты там так классно перевоплощаешься. Сначала простачок, а потом — опа! — герои моего романа!

— Ах, если бы ты знала, — Вольдемар наигранно закатил глаза к потолку, — как я от этой роли отбрыкивался. Не мое это — простачков играть. Но режиссер сказал, что больше некому, что в нашем театре я единственный, кто осилит. Он с удовольствием пел себе дифирамбы, я лишь поддакивала. Он сокрушался, что репертуар ограничен сказками. Что ему негде развернуться в полную мощь своего таланта. Что он и Ромео, и Гамлет, и бог его знает кто еще. Что у него ранимая душа, однако, мало кто это понимает. Ему как воздух нужны слова признания, и поэтому он бесконечно мне благодарен.

— Так приятно, что ты меня пригласила, — проникновенно прошелестел он.

Я поперхнулась. До того момента я пребывала в полной уверенности, что приглашена сама.

— Куда ты меня дальше поведешь? — хитро прищурился он. — Признайся, тебе хочется узнать меня поближе.

Пока я переваривала шок, он продолжал:

— Предупреждаю: я в незнакомые квартиры не хожу. Могу показать тебе приличный отель, где мы можем взять номер на пару часов. Или отель попроще, но там надо оплачивать сутки независимо от того, сколько мы там времени проведем. И все равно даже сутки получается дешевле. Ты как на это смотришь? Какой суммой располагаешь?

Теперь я окончательно растерялась. Нет, не потому, что не рассчитывала на интим. Он мне как раз грезился. Но не в таком ключе, это точно. И однозначно не за мой счет. Несмотря на то, что сама сделала первый шаг к нашему знакомству, я не собиралась превращаться в дамочку, оплачивающую услуги жиголо. Даже такого талантливого, как Вольдемар. Неужели и барный счет он мне адресует?!

В общем, я была крайне разочарована несоответствием сценического образа и не лучших человеческих качеств актера. Начала прикидывать, как бы мне потактичнее улизнуть. На мое счастье, хитрить не пришлось вовсе. Неожиданно Вольдемар заметил кого-то за окном заведения, после чего изменился в лице. Сделался испуганным и рассерженным.

— Выследила, зараза! — ругнулся он, а потом скомандовал: — Встала и ушла в сортир!

— Что? — не поняла я. — Ты кому?

Как он мог так ко мне обращаться?! На каком основании?! Но он не стал объясняться, повторил резко и гадко:

— В сортир, быстро! Дверь справа от тебя за ширмой! Ну!

Я почувствовала, как меня заполняет гнев, смешанный со стыдом. Подскочила, чуть не плача.

— Сумочку не забудь, — прошипел он мне вслед. Выпроваживая меня из-за столика, Вольдемар попутно нацепил на палец обручальное кольцо, которое, видимо, прятал в кармане. У меня возникло желание огреть его каким-нибудь подносом и проорать, что он чертов донжуан. Но я не стала этого делать, не зная, как среагирует та, которая, по всей видимости, являлась его женой. Если она рыщет по городу, выискивая его, то, скорее всего, и со мной не станет церемониться. Я шмыгнула в туалет, а когда выходила оттуда, то увидела, что на моем месте сидит женщина и что-то втирает Вольдемару об обмане и изменах, а тот талдычит ей про режиссера, который только что с ним вместе обедал, вот его бокал остался и тарелка. Просто убежал, дескать, по звонку. — Маргоша, — услышала я за спиной, как Вольдемар ласково обратился к женщине, — заплати, дорогая, а то ведь ты знаешь, я без денег. Сукин сын Антонов даже не подумал об этом. Представляешь, паразит. И ведь не скажешь ему ничего. В моем-то зависимом положении.

Да, похоже, я легко отделалась. С тех пор предпочитаю ничего не знать о личной жизни актеров. Хочется верить, что большая их часть не такие козлы, как Вольдемар, настоящее имя, которого, кстати сказать, Вова. Но чтобы не разочаровываться, стараюсь воспринимать роли в отрыве от тех людей, которые их исполняют. Наслаждаюсь игрой, и все. А замуж во второй раз вышла за человека, далекого от искусства, но зато настоящего рыцаря по всем статьям!

Показать полностью
Аноним, 10 Апреля 2018, 10:16
Чтобы вести себя так по козлячему, необязательно быть актером. В моей жизни тоже был подобный персонаж - красавец бессребреник (бу-га-га). Ни одной юбки не пропускал и великодушно позволял за себя платить, да и сам из моей сумки не стеснялся брать. Расстались через 4 года, дура была, что не раньше.
Аноним, 10 Апреля 2018, 10:16
Такие мужчины страдают психическим расстройством. Если не ошибаюсь - это называется нарциссизм вроде. Так что не удивительно, что среди актеров полно подобных типов, они и идут туда ради того, чтобы ими все любовались. Актриски не исключение.
Хочу Всё Знать. Полезные Советы