На злобу дня, 14 Сентября 2018, 10:01

Беспардонность

Жара. Лето. Кондиционера нет. Очередь к кассе. Мамаша с ребёнком. Ребёнок не просто орущий гад, он просто гадёныш.

Это уже готовый сценарий — что только не разыгрывается в очереди к кассе. Вот тут сейчас люди и встречаются, оторвавшись от своих гаджетов. Думают покупатели не только о покупках, но и о желании побыстрее свалить отсюда, снова окунувшись в свои заботы, а так же втыкнуться в экран смартфона, зависнуть в соцсетях, слушая музыку. Но эту мамашу, даже стоя в этой очереди, где рядом потели и страдали такие же покупатели, ничего не отрывало от смартфона. Ребёнок орал, сидя в тележке, а очередь наслаждалась этой сценой — мамаша за покупками пришла с ребёнком в магазин. Просто пастораль — среди полезной еды в тележке, был ещё и ребёнок. И невозможно сделать замечание, и как-то успокоить этого плачущего ребёнка. Закралась мысль, что такие мамаши специально не обращают внимания на своего ребёнка, чтобы начать огрызаться, как только кто-нибудь попросит успокоить ребёнка. Ведь сейчас всё можно, и получается, что ничего нельзя. Можно ребёнку орать, но нельзя сделать замечание.

Можно громко разговаривать в любом месте, а твоё замечание о том, чтобы чуточку тише и не в твоё ухо, нельзя. Стоя вдвоём на ступеньке эскалаторе, когда такой долгий спуск в метро или на подъёме из него, почему надо вываливать в мои уши эти новости. Почему это необходимо сказать именно сейчас? Как объяснить, что разговаривать о личном, да ещё и громко, да так, чтобы слышали все о том счастье.

Я никогда не забуду удивления на лице молодого человека, а было всё просто — у меня зазвонил телефон, ответила, что я в автобусе, и через 20 минут перезвоню.

Показать полностью