Редактировать
29 Августа 2019, 08:28

Что делать при депрессии

Меня зовут Татьяна, мне 27 лет, я замужем и у меня есть дочь. Она появилась у меня, когда мне было двадцать лет. Тогда, вдали от близких, впервые оказавшись мамой у меня случился стресс. Видимо это было на фоне волнения. Я тогда не знала, что делать при депрессии. Я вообще не понимала, что со мной творится. Мне казалось, что я схожу с ума.

Казалось бы, о какой депрессии может идти речь, ведь у меня все хорошо. С любимым мужем мы тогда только поженились, а через несколько месяцев я поехала рожать. Роды у меня предвещались сложные, по состоянию моего здоровья. Врачи тогда решили перестраховаться и положили меня в областную больницу.

К счастью, процесс появления моей малышки на свет оказался подарком судьбы. Я, на самом деле, настолько сильно боялась этого, так много наслушалась ужасов плохого отношения врачей, неудачных случаев, что мне действительно казалось, что я не переживу родов. Но все оказалось совсем не так, как я представляла — врачи оказались хорошие, вежливые. Родила я естественным путем, то есть без хирургического вмешательства ровно за 30 минут. А изначально мне планировали сделать кесарево сечение. Однако схватки начались у меня на пару дней ранее, чем планировалось.

В общем, на следующий день принесли мне мою малышку на кормление. А потом забрали. Это оказалось первым поводом для моего недопонимания. Меня удивило, как так, мне ребенка приносят и забирают. Почему так? А оказалось, что это палата у меня вроде как специализированная, с особым отношением. То есть в необыкновенная, как «мать и дитя». В это палате мать могла прийти в себя после родов, не приходилось самой ухаживать за ребенком. Мне даже вставать с постели не приходилось, так как ребенка мне они сами подкладывали на кормление. А потом снова забирали и уносили. И тогда я попросила, чтоб меня перевели в другую палату, чтоб я была с ребенком.

В этот же день меня перевели в обычную палату и дали мне мою девочку, которая все время спала. Я стала переживать, что ее специально пичкают усыпляющими препаратами, для того, чтобы она никого не отвлекала. Но мне сказали, что так и должно быть. Что это хорошо. А мне ходить после родов совсем тяжело было, я чувствовала, что очень устала. Меня пугало это состояние. Врачи говорили мне, чтобы я спала пока ребенок спит, а я лягу, смотрю на нее и плачу.

Я плакала совершенно без причины. В голове постоянно были разные мысли. К тому же, родила я ребенка в день семьи, то есть 15 мая. Всех, кто родил в этот день, губернатор одарил финансовым подарком в размере десяти тысяч рублей и набором детского постельного белья. В этот набор входила наволочка, пододеяльник и пеленка. И я плакала, потому что я чувствовала себя поберушкой. Ведь я не специально родила в праздник. Сейчас мне смешно вспоминать, а тогда это казалось мне большой проблемой.

Все дело в том, что и родилась я в обычной семье. Мама моя работала продавцом в магазине, отец работал в шахте. Семья не была на грани голодания, но и позволить себе все, что захотим, мы не могли. Муж у меня был из такой же семьи. Еще и так оказалось, что перед родами мы не купили ни детскую кроватку, ни коляску. Отчасти это было из-за скромного финансового положения. А тут финансовая помощь. Мне казалось, что люди будут меня осуждать, мол не способны сами обеспечить ребенка, и вот губернаторская помощь оказалась кстати. Я лежала и плакала от таких мыслей. У меня аж глаза опухшие были.

Еще один депрессивный момент был в лень этого поздравления: в кабинете главврача собрались операторы, доктора, представители губернатора. Все поздравляли нас — мамочек, родивших ребенка в день семьи. Я принимала поздравления и не могла сдержать слез. Мне было стыдно за свое поведение, но я не могла себя успокоить. Одна из врачей спросила, почему я плачу, а я даже ответить не смогла. И тогда она улыбнулась и сказала, что я плачу от счастья.

Но это была не единственная проблема, от которой я переживала. Каждый вечер мне звонила мать моего мужа и рассказывала, как широко они отмечают рождение внучки. Я звонила мужу, а он мне пьяным голосом отвечал, рассказывал о том, как он рад. Но он не говорил, что соскучился, не рвался приехать ко мне, проповедовать. А ведь другие отцы приезжали к своим женам, и их не останавливало то, что у нас в больнице был карантин. Они общались по телефону и смотрели друг на друга через окно. А у меня этого не было. И это снова приводило к депрессии.

Такое состояние у меня было более месяца. Конечно, когда я вернулась домой, мне стало легче, ведь со мной были мои родители и муж. Но меня начали преследовать новые страхи — я боялась показать кому-либо свою малышку. Я боялась, что ее сглазят или наведут на нее порчу. Потом мамина подруга посоветовала мне сходить в церковь и попросить у господа здоровья. Я именно так и сделала. После этого мне стало спокойнее. По крайней мере, я могла контролировать себя, я перестала плакать без причины. У меня действительно появилось чувство защищенности.

Позже подруга рассказала мне, что это послеродовая депрессия и такое состояние обычное для многих. Но я, вспоминая то время, понимаю и благодарю мамину подругу за то, что она посоветовала мне сходить в церковь. Я тогда не знала, что мне делать в том состоянии, но понимала, что со мной происходит что-то не нормальное. Я не назову себя глубоко верующим человеком, соблюдающим все церковные порядки. Но иногда в церковь ходить просто необходимо.

Показать полностью