Диалоги Диалоги все посты
14 Декабря 2017, 08:30

Дед

Понимаешь, Лен, моего младшего брата родители всегда любили намного больше, чем меня.

— Как такое, может быть? — ахнула я. — У меня тоже есть младшая сестра, но мама всегда относилась к нам одинаково нежно. Мне даже в голову не приходило ревновать ее, я знала, что меня очень любят, как и Машу.

— А вот у меня такого чувства никогда не было, — с горечью проговорил Саша. — Все самые вкусные кусочки — Валере, ласковые слова — тоже ему, его всегда оберегали от лишних огорчений, не давали ничего делать. Его все любили больше, чем меня. Может быть, потому, что он родился слабеньким и болезненным... Но потом его здоровье выправилось, он стал нормально расти и развиваться, а вот отношение к нему родителей осталось прежним — с него буквально пылинки сдували.

— А тебе, значит, все шишки доставались? — сочувственно спросила я.

— Ну да... Так уж сложилось в нашей семье, — вздохнул Саша. — Папа, сколько я помню, всегда был занят на работе — домой приходил поздно, так что я и видел-то его не каждый день.

Он никогда не играл с нами, не водил гулять... Нас с Валеркой воспитывала мама — она, наоборот, никогда не работала. И еще — тетя Валя и бабушка, мамина мама. Эти три женщины с утра до вечера сюсюкали над Валеркой, не обращая на меня почти никакого внимания. Хотя нет — вру. Меня заставляли присматривать за братом, когда остальные были заняты, и гулять с нашей собакой, хотя она была куплена для Валеры, и он поначалу обещал сам ее выгуливать, ухаживать за ней... Но его рвения хватило на пару месяцев. Потом собака ему надоела, и родители хотели ее отдать кому-нибудь. Тогда я уговорил их оставить Найду — но и заниматься ею с тех пор стал я один. — Но ведь ты все умеешь — и ремонт делать, и машины чинить, никакой работы не боишься... — задумчиво проговорила я. — Кто тебя этому научил — наверное, все-таки отец?

Саша помолчал немного, улыбнулся и стал рассказывать.

Воспитал дед

Чуть ли не с первого класса все школьные каникулы он проводил в деревне, у деда, папиного отчима. Родители дождаться не могли, когда закончатся занятия в школе и старшего сына можно будет отправить «в ссылку» — он мешал им полностью посвятить себя здоровью хрупкого младшенького, любимца, вокруг которого крутилась вся жизнь в семье.

И в первый же день каникул Саша оказывался в деревне, где его встречал дед Костя.

— Знаешь, он никогда не сюсюкал со мной, не гладил по голове, не целовал, — вспоминал Саша, пока мы с ним медленно шагали по осеннему парку, поддевая ногами опавшие листья. — Он все время был угрюмым и молчаливым, а если разговаривал — то отрывисто, по делу, без сантиментов, часто — с матом...

Именно дед Костя приучал Сашу к труду: он учил его обращаться с молотком, топором, пилой, брал с собой в лес на заготовку дров, посылал к колодцу за водой, когда Саше было едва ли восемь лет...

— Даже представить себе не мог, что с ребенком можно так обращаться, и поначалу обижался на деда, — улыбался Саша. — Я же видел, как ведут себя мама, бабушка и тетя с Валерой: стоило ему порезать палец или упасть — вокруг тут же начинали бегать и кудахтать в панике все три женщины: ах, упал, ох, порезался. Может быть заражение крови, срочно продезинфицировать!

Потерпи, маленький, вот подуем на пальчик, сейчас все будет хорошо, хочешь пирожное?

Он так потешно изобразил хлопочущих вокруг маленького Валеры женщин, что я засмеялась, хотя понимала, как больно ему сейчас вспоминать свою отверженность в семье.

— Да, теперь и мне смешно, — продолжил Саша, — а тогда было очень обидно... Вот начал я одно время забивать гвозди — игра такая у меня была. Забивал их везде: в стены, в скамейку, в старый пень во дворе, в собачью будку... Раз попаду по гвоздю — два по пальцам. Сначала сразу принимался громко плакать, ожидая, что из дома выскочит дед, захлопочет, начнет жалеть... Но тот не обращал внимания — ему просто было некогда, хватало работы по хозяйству. И мне очень быстро надоело себя жалеть. Стал внимательнее целиться и скоро научился хорошо забивать гвозди. Тогда дед доверил мне починить доску в заборе. Как же я гордился ровно прибитой доской!

Такие истории Саша периодически рассказывал мне все время, что мы с ним встречались. Я все больше влюблялась в этого сдержанного, спокойного, уверенного в себе парня. И, когда он сделал мне предложение, сразу согласилась: о таком муже, наверное, мечтает каждая девушка.

Как ты все это терпел?

К его родителям и младшему брату я относилась с самого начала довольно прохладно: обидно было за Сашу, не могла им простить такого отношения. Ну как так можно! Будто старший сын был для них чужим... А вот дед, хоть и не родной по крови, по-настоящему воспитывал Сашу, именно он сделал из него мужчину. — Я и с деревьев падал, и с заборов, один раз руку до крови так разодрал, что пришлось везти в районную больницу — вот, видишь, шрам остался, — задирал Саша рукав. — Дед тогда, помню, только охнул, но не стал причитать, а молча, завел машину и отвез меня к врачу. Кстати, свою машину он, всегда, ремонтировал сам и меня научил.

В восьмом классе я уже прилично водил его «девятку», при необходимости мог и колесо поменять, и глушитель укрепить, и по звуку понять, что неисправно в механизме...

— А женскую работу в доме кто делал? Бабушки же там не было, я так понимаю?

— Да, дед Костя жил один... Ну и всю работу сам делал, меня тоже приучал — и посуду помыть, и мясо пожарить, и картошку сварить или там суп... У нас с ним всегда чистота была. Он говорил: утро надо начинать с наведения порядка. Вокруг тебя порядок — и в душе все хорошо.

— А дома? Наверное, мама с бабушкой обрадовались, когда увидели, что ты все умеешь, всему научился?

— Как бы не так, — грустно усмехнулся Саша. — Только увидят, что я за грязные тарелки взялся, тут же отбирают и кричат: не трогай, тебе бы только играться! А я на самом деле помочь хотел... Потом только, уже в старших классах, они очень удивились, когда я за один день переклеил обои в комнате. Сам. Тогда и отношение ко мне изменилось — стали все же помягче.

— Ну, неужели тебе не обидно, Саш? Неужели ты никогда не пытался им высказать все, что чувствуешь?

— Обидно, конечно, — помолчав, признался он. — А высказать... Кому? Они же привыкли только Валеру слушать, только в его проблемы вникать.

Ничего не умеет!

Все эти разговоры мы вели, когда еще не были женаты. Прошло почти пять лет, Саша теперь — мой муж, и я не нарадуюсь своему счастью. Он неплохо зарабатывает, при этом с удовольствием играет в свободное время с нашим маленьким сыном. Сам сделал отличный ремонт в нашей квартире, может устранить любую неисправность — от замены перегоревшей лампочки до ремонта протекающей сантехники. А вот Валера, его младший брат... Год назад он тоже женился.

На удивление, за него пошла очень симпатичная и приятная девушка. Мы с Милой даже подружились. Она часто забегает ко мне и постоянно жалуется на своего непутевого мужа:

— Ну, совсем ничего не умеет, представляешь, Лена? Можно попросить твоего Сашу — пусть придет вечером, посмотрит стиральную машину, что-то плохо отжимать стала... И окно заклинило, перестало открываться.

— Конечно, попроси, думаю, он со всем справится.

Мне всегда было жалко жену Валеры — ведь он, в отличие от моего мужа, вырос совсем неприспособленным к жизни, у него все валится из рук, и ни на одной работе он долго не задерживается. Кому нужны такие «специалисты»? Даже получить диплом ему помогли родственники — он почти не ходил в институт...

Здесь я дома

Месяц назад умер дед Костя. На похороны мы с Сашей поехали вдвоем — ни у его родителей, ни у брата не нашлось времени, чтобы проводить в последний путь этого человека. Его и при жизни-то особо не любили — за угрюмый характер, за то, что не умел говорить приятных слов, а если высказывался, то всегда высказывал все, что думает, не выбирая выражений.

— Вот, — Саша ласково провел рукой по стене дедушкиного дома. — Здесь я — свой. Эту стену мы вместе с дедом перекладывали — начали бревна гнить, пришлось заменять. Обтесывали, шлифовали, подгоняли... Я тогда все руки себе стесал, но научился работать и с бревнами, и с досками. Этот забор — тоже моя работа, после армии полностью заменил все доски на новые. И работе каменщика дед Костя меня научил, и электрике, и слесарить умею. Спасибо, дед... — У мужа на глазах выступили слезы, и он отвернулся.

Я осторожно погладила его по плечу.

— Пойдем на кладбище, все уже там, — тихо сказала я, и мы медленно побрели на тихий деревенский погост.

Потом Саша еще долго бродил по двору — укрепил висевшую на одной петле дверь сарая, зачем-то наколол дров, спилил несколько сухих веток на старой яблоне...

После скромных поминок соседи деда Кости проводили нас на электричку. Мы ехали, молча, думая каждый о своем. Саша, конечно, вспоминал дедушку. А я мысленно благодарила этого неприветливого угрюмого старика, которого видела всего два раза в жизни. Благодарила за то, что он был настоящим, что Сашу вырастил таким же.

Пусть мой муж иногда вдруг мрачнеет, становится замкнутым, не всегда может сказать мне какие-то ласковые слова... Зато вижу, как он любит меня и сына, а еще я за моим мужем — как за каменной стеной. Он по-настоящему надежный, и я теперь даже рада, что свекровь не испортила его неуемной любовью, как своего младшего сына.

Показать полностью
Аноним, 10 Апреля 2018, 10:16
Жалко, конечно, парня. И удивительно, что он при таком отношении к нему родителей, вырос нормальным человеком. Хотя не факт, что, когда сын повзрослеет, не будет к нему слишком строгим.
Аноним, 10 Апреля 2018, 10:16
У мальчишки то и детства не было нормального. Родители замечали только младшего, а дед только и того, что научил мальчишку все уметь делать руками. А любви и нежности никто его не научил. Это не значит, что он стал плохим мужем и отцом, но, думаю, особой ласковости от него не дождешься.
Аноним, 10 Апреля 2018, 10:16
Вот как так можно воспитывать детей?! Я понимаю что ребенка нужно баловать, но почему то такие родителе не задумываются как ему будет в жизни, когда он останется один. В вашем случае можно сказать повезло обоим братьям, старшему потому что он не вырос "безруким", а младшему что есть к кому обратиться за помощью
Хочу Всё Знать. Полезные Советы