Диалоги о жизни, 17 Октября 2017, 08:09

Наша дача

Сама не знаю, откуда у меня появилась мечта иметь загородный домик. Но с детства я все время копалась в земле. Что-то благоустраивала. Сначала палисадник около подъезда, потом — местный скверик, а когда недалеко от дома разбили парк, то я в первых рядах побежала сажать там цветы и подстригать лужайки. Мама всегда говорила: «Ты, Лерочка, наверное, садовником будешь».

Не было в пору моего детства и юности такого модного нынче понятия как ландшафтный дизайнер. Да и факультетов в вузах таких не было. Это сейчас, куда ни плюнь — все вокруг дизайнеры: ландшафтные, интерьерные, графические...

В общем, после школы я, как и многие советские выпускники, поступила на экономический факультет. Но страсть к садоводству не прошла. По-прежнему я высаживала на балконе всякую красоту и разбивала клумбы вокруг дома.

— Тебе бы дачку заиметь, — смеялся папа.

— Хорошо бы, но где денег взять?! Вы вон с мамой за всю жизнь так и не сподобились участком обзавестись, — парировала я.

— Ну, мы не сподобились, может, у тебя получится, — отшучивался отец.

И тогда у меня в жизни появилась цель: накопить денег и соорудить дачу мечты. Не дощатый домик, а настоящий.

Мечты мечтами, а жизнь текла своим чередом. Я встретила хорошего парня, вышла замуж, окончила вуз. Устроилась на приличную работу.

Вскоре родился сын, и я с еще большей силой стала стремиться к дачной жизни. Муж мой постоянно удивлялся:

— Лерочка, зачем ты берешь столько сверхурочной работы? Так же вымотаешься быстро.

— Паш, я деньги коплю.

— Знаю-знаю. На домик мечты. Но здоровье-то дороже.

— А ребенку где летом отдыхать?

— Угомонись. Накопим мы на домик. Мне тут новую должность предложили в хорошей конторе. Зарплата — во! — и Паша провел рукой выше макушки. — Через пару лет будет тебе фазенда. А, может, нам подумать о домике где-нибудь в теплых странах? — хихикнул он.

— Какие страны! Только здесь. Ты подумай: мы ведь туда сможем приезжать всего на пару недель в год, ну, на месяц. А остальное время дом будет стоять пустой. Все зарастет. А денег, сколько потратим на его содержание!

— Ладно-ладно, — засмеялся муж, — с тобой в этих вопросах спорить бесполезно.

И мы стали копить на домик моей мечты. К тому времени я тоже нашла хорошую должность с. приличным заработком. Так что было что откладывать. Года три нам понадобилось, чтобы накопить нужную сумму, и еще полгода я выбирала из имеющихся предложений. Все мне было не так: то слишком далеко от города, то вокруг болота, то сплошные горки... Я уже отчаялась, как вдруг позвонила подруга:

— Лер, ты домик-то еще не нашла?

— Нет, Наташ, что-то не везет. Наверное, я слишком разборчивая. Или требую много...

— Слушай, помнишь мою бабушку? Ну, ту, которая в деревне живет?

— Конечно, мы с тобой еще в школе к ней на каникулы ездили. Места там, конечно, обалденные...

— Так вот. У них в деревне домик продается. Кто-то из стариков умер, а наследники решили продать. Может, тебе это интересно?

— Еще как интересно! — завизжала я. — Когда можно посмотреть? Подруга снабдила меня всеми телефонами продавцов.

Мы созвонились и в ближайшие выходные с мужем отправились смотреть потенциальную дачу. Местечко было отличное. Деревенька маленькая. Почти одни старики остались, многие дома купили горожане под дачи. Так что я не выглядела в глазах старожилов белой вороной.

— Мне нравится, — одобрил муж.

— Мне тоже, даже очень. Смотри, вон там можно лужайку сделать. Вон там еще яблонь посадить.

— Погоди ты с яблонями. Надо с дома начать. А вообще — сначала с хозяевами договориться, а то сейчас заломят цену, мы и охнем...

И мы пошли разговаривать с продавцами.

— Если честно, то я думал, что вообще не продам этот домик, — сказал нам наследник.

— Конечно, здесь работы полно: и воду нужно подвести, и дом сносить. И все же — сколько вы хотите за этот участок? Продавец почесал затылок и назвал цену. Муж озадаченно на него посмотрел и обратился ко мне:

— Лерочка, погуляй немножко, а мы Сергеем поговорим.

Через полчаса мужчины ударили по рукам.

— Так сколько в результате нам обошелся участок? — от нетерпения я аж подпрыгивала.

— Сергей скинул почти тридцать процентов от первоначальной суммы, — гордо объявил муж.

—!???? Как тебе это удалось?

— Ты еще не все мои таланты знаешь, — хмыкнул он довольно.

И Паша с головой ушел в стройку. Он что-то проектировал, постоянно советовался со мной. Я то одобряла его идеи, а то кричала, что он сошел с ума.

— Лер, ну ты пойми, я же архитектор по образованию. Это ведь дело чести, соорудить дом мечты! Не у тебя одной была в жизни цель. Ты хотела красивый участок, а я — оригинальный дом.

— А чего молчал? — удивилась я. — Думала, тебе эта дача вовсе не нужна, что все это только, чтобы я успокоилась...

— Ты успокоилась? Вот и копай свой огород. А я домом займусь.

Наша «стройка века» спорилась. Работы шли довольно быстро. Главное, получалось то, что мы задумали. Конечно, муж руководил строителями. А я занималась садом. Насколько позволяла стройка. Ведь почти весь участок, а он совсем не маленький, был строительной площадкой. Мои родители с нетерпением ждали окончания работ:

— Ну, когда же мы сможем посмотреть, что у вас получилось?

— Погодите. Там пока смотреть нечего. Кругом стружка и кирпич.

— Ас водой-то как же? — трепетал отец. — Ты же говорила, что вести нужно.

— Да все уже, пап. Все там уже есть — и вода, и электричество. Вот только дома нет.

— Как это нет! Уже третий год строите!

— А ты не думал, что люди всю жизнь строят! Ничего, в этом году закончим. Осталось совсем немного.

И действительно, закончили. Домик получился — загляденье. Этакий средиземноморский стиль. Я не знала, за что хвататься: и дом нужно было обустраивать, и участок обихаживать. Да и родители все зудели: «Когда же мы поедем на дачу?»

Ну, не хотелось мне их тащить в дом, где что-то недоделано. Но, наконец, свершилось! Последняя занавесочка была повешена, последний крючочек на кухне занял свое место, и можно было звать гостей.

— Мам, пап, в выходные состоится презентация нового жилища, — весело объявила я родителям.

— Чего состоится? — не поняли они.

— Дом наш готов. Можно оценивать.

В пятницу вечером мы всем семейством двинулись в путь.

— Ой, дочка, — ахнула мама, когда только вышла из машины. — Теперь я понимаю, почему ты так долго нас не звала сюда. Труда-то сколько...

— А денег! — поддакнул папа.

— Не дороже нас, Иван Сидорович, — весело сказал мой муж. — Чего вы застыли? Хватайте сумки, пошли пировать.

Тот вечер я не забуду никогда. Довольные родители, счастливые муж и сын... разговоры, планы. Давно мы не сидели вот так, по-семейному.

За завтраком мама вдруг загрустила.

— Мамочка, что-то случилось? — спросила я.

— Нет, ничего. Просто дом у вас получился — загляденье. Целая вилла. А вот участок какой-то неухоженный.

— Мамуль, ну когда его было благоустраивать?! Здесь же стройка была. Что могла, сделала. Теперь нужно дорожки нормальные проложить, цветник разбить. Погоди, на следующий год все будет, как в лучших домах, — пообещала я. — А ты справишься? — забеспокоилась мама.

— Ой, сейчас только деньги плати, любое растение или приспособление можно купить, — отмахнулась я.

Все весну, лето и осень претворяла в жизнь свои планы. Сразу решила, что выращивать ничего не буду. Ну, зачем мне колупаться с помидорами, клубникой или кабачками? Все это можно и в магазине купить. А вот цветы — другое дело.

— У нас дача для отдыха, для релаксации, — объявила я Паше.

— Что это значит? — не понял он.

— Это значит, что ничего там расти не будет. Я имею в виду картошку-морковку. Может быть, зеленушку посажу. Все.

— А яблони срубишь что ли? Жалко...

— Нет, конечно. Все деревья останутся. Я еще посажу кучу всяких красивостей. А перед домом будет газон. Ровный-ровный. Как в кино.

— Ах, вот зачем ты к рабочим приставала, чтобы выровняли тебе площадку перед домом. А я думал, мы там, в гольф играть будем, — съязвил муж.

— Мы там отдыхать будем.

— Лер, а фонарики всякие, скамеечки, беседку ты планируешь?

— Конечно.

И мы снова стали обсуждать с мужем наши угодья. Если честно, то подобные разговоры и планы доставляли мне колоссальное удовольствие. Во всяком случае, в такие минуты я была не менее счастлива, чем копаясь в земле и размещая растения по участку.

Родители стали приезжать на дачу почти каждую неделю.

— Надо на пенсию уходить, — говорила мама, — вот тогда и переселимся с отцом сюда. Дом твой будет под присмотром. И сад тоже.

— Так в чем же дело? Уходите на пенсию. Неужели до восьмидесяти работать будете?

— Мы с папой подумали, что еще годик поработаем, а потом и на покой можно.

— Вот и славно. За внуком тоже приглядите. Не только ведь дому надзор нужен, — улыбнулась я.

Жизнь шла своим чередом. Я каждую свободную минуту неслась за город — на дачу. Обустраивала свой сад. Муж с сыном тоже пристрастились к загородной жизни. Им нравилась тамошняя неспешность, тишина, запах леса...

— Хорошо, что до города недалеко, — радовался Паша, — можно и с работы сюда ездить.

— Ага. Летом можно. А зимой у Санька школа.

— Ну, зимой мы будем в городе жить. А летом здесь.

Тем временем участок мой приобрел вид картинки из заграничного журнала: мощеные дорожки, фонтанчик, фонари — красота! Вот только за этой красотой был нужен постоянный уход. Две недели стоило не появиться на участке, как все вокруг начинало буянить: трава вырастала слишком высоко, кусты растопыривались в разные стороны, а цветы и вовсе не собирались цвести.

А тут еще муж запросился на море.

— Лер, поехали к морю. Конечно, в нашей деревне хорошо, но хочется искупаться, на солнышке полежать, по узким улочкам пошляться. Саньку с собой возьмем...

— А как же наши угодья?

— Ну, попроси родителей пожить там пару недель. Они ведь, слава богу, уже не работают...

И я попросила.

— Лерочка, не волнуйся. Я все сорняки подергаю, — пообещала мама.

— А я ворон буду отпугивать, — захохотал папа.

На том и порешили. И вскоре мы с моими мужчинами отправились на отдых в дальние страны. Теплые и очень средиземноморские.

Две недели пролетели, увы, быстро. Отдохнувшие и загоревшие, мы вернулись домой.

— Надо родителям позвонить. Узнать, что там и как, — переступив порог, сказала я.

— Да погоди ты, чемоданы сначала разбери. Что с твоей дачей случится?! Если б были проблемы, сами бы уже трезвонили. А раз молчат, значит, все хорошо, — заметил Паша.

Но вечером, разобрав вещи и отойдя от долгого перелета, я все, же добралась до телефона.

— Мамуль, мы вернулись. Как у вас дела?

— Ой, Лерочка, все хорошо. Ты к нам, когда приедешь?

— У меня еще несколько дней отпуска, так что завтра и приеду.

На следующий день мы сели в машину и покатили в наше «поместье». Пока муж открывал ворота, я, подхватив сумки, побежала к дому. И вдруг остолбенела...

— Лер, тебе плохо? — услышала я за спиной.

Я обернулась. Паша тряс меня за плечо.

— Что случилось? Ты вся побелела, — он подхватил сумки, которые выпали у меня из рук.

А я не могла вымолвить ни слова, только тыкала пальцем в сторону дома. Муж посмотрел в направлении, которое я указывала.

— Елки-палки! Что они наделали! Мой ровненький газон перед домом был тщательно перекопан!

— Что это, Паш?!

— Сейчас выясним. Пойдем. Навстречу нам уже торопились счастливые родители:

— С приездом, — сказала мама, — я так рада, вы вернулись!

— Мама, а что тут произошло? Почему газон выглядит, как поле битвы?

— Ой, Лерочка, тебе нравится? Это мы с папой решили тебе помочь.

— Зачем, мама?!

— Так мы картошку посадили. Смотри, сколько места зря пропадало. А теперь такая польза будет, — засиял отец.

Даже не знала, что и ответить. Мой газон, на который я ухлопала столько сил и денег, был испорчен. Причем на этот год точно не подлежал восстановлению. Не выкапывать же картошку. Сославшись на усталость после дороги, я ушла к себе в комнату.

Оставшись одна, заревела, как в детстве: горько и надрывно.

— Лерочка, ну хватит, — вошел муж, — они же хотели как лучше...

— У-у-у... Там была такая ровненькая травка...

— Не реви. На следующий год разровняем и снова засеем травой.

— Да-а-а... легко сказать... Кое-как я успокоилась. Слава богу, удалось не поссориться с родителями. Только взяла с них слово, что без моего ведома они ничего делать на участке не будут.

— А если я захочу цветочки посадить, неужели нельзя? — проблеяла мама.

— Мамочка, конечно, можно. Только сначала спроси меня, куда. Понятно излагаю?

— Ага.

На следующий год лужайку выровнять не удалось. Поэтому, ухнув немалую сумму, я накупила розовых кустов и высадила их перед домом.

— Тоже красиво, — одобрил муж.

— А где же мы картошку посадим? — пробасил отец.

— Папа! Я про картошку и слышать не могу!

— Да я ведь пошутил, — улыбнулся он.

В общем, несмотря на это недоразумение, вскоре поняла: в дачу свою я влюбилась нежно и трепетно!

Показать полностью

Кого еще почитать: