Диалоги Диалоги все посты
09 Ноября 2017, 08:05

Наши дочери

А вот когда наши дочери пошли во второй класс, меня и Карину избрали в родительский комитет. Тогда и началось наше тесное общение.

Совместные походы по магазинам в поисках наиболее дешевых канцтоваров, учебных пособий и прочих школьных атрибутов, какие заказывала для нужд класса учительница, участие в подготовке классных и школьных праздников, решение насущных воспитательных проблем — все это сблизило нас настолько, что к концу учебного года мы стали приятельницами. И даже потом, скинув с себя обязанности родительского комитета, продолжили общение помимо школы. У нас оказалось много общего: примерно одинаковый возраст (Карина всего на год меня старше), техникумы за плечами (у меня индустриальный, у нее — дошкольного образования), обе разведенки, разочаровавшиеся в любви, но интересующиеся мужчинами на предмет выгодного замужества и увлекающиеся женскими детективными романами. Сначала мы просто перезванивались, чтобы обсудить текущие события. Затем стали встречаться за чашкой кофе в кондитерской. Потом придумали вместе отмечать Новый год и 8 Марта. А там уже и до приглашения на дни рождения дошло.

В какой-то момент даже в отпуск отправились вместе, побывали с дочерями в Анапе. На следующий год вывезли их в Евпаторию. Затем были и другие курорты, даже на Средиземном море.

Нашим Оле и Эльзе волей-неволей пришлось подружиться, подражая нам с Кариной. Девочки были разными по характеру и интересам, но легко находили общий язык, к нашей радости. Учились они примерно одинаково — на четыре и пять. Правда, моя Оля была усидчивее и обстоятельнее: пока не поймет тему, не успокоится. Если чем-то занялась, то непременно доведет до логического завершения. Эльза по сравнению с ней была более моторная и нетерпеливая, быстро переключалась с одного занятия на другое, легко загоралась новыми идеями, но так же быстро теряла к ним интерес. Скорее всего, если бы не мы с Кариной, наши девочки никогда не стали бы подругами. Но, часто оказываясь вместе, они поняли, что удачно дополняют друг друга. Эльза любила шумные компании, посмеяться и порезвиться. Оля с удовольствием проводила время в одиночестве, готовила и рукодельничала. Если бы не Эльза, то у Оли, может, вообще не было бы друзей. Если бы не Оля, то Эльза, может, прибилась бы к бродячим неформалам и ушла из дома. Эльза находила общий язык практически с кем угодно и через диалог решала любую проблему, Оля скрупулезно шерстила интернет и находила ответы на многие вопросы на официальных сайтах серьезных организаций. Каждая девочка по отдельности была бы, наверное, уязвима перед жестокими требованиями и темпом современного мира, но вместе они составляли настолько жизнеспособный тандем, что мы с Кариной не стали удерживать их по окончании школы в провинции, а с легким сердцем отпустили покорять столицу.

Моя Оля поступила на юридический факультет гуманитарного университета, Эльза — туда же на режиссера культмассовых мероприятий. Общежитие универ не предоставил, нам пришлось снимать для дочерей однокомнатную квартиру. Финансово было сложно, но мы выворачивались наизнанку ради детей. Все складывалось хорошо. Во всяком случае, до определенного момента.

В учебном процессе моей Оли было много предметов, которые требовали внимания и сосредоточенности. Каждую неделю ей надо было прочитывать по несколько серьезных книг на темы закона и порядка, истории. Кое-что можно было найти только в библиотеке и только в читальном зале. Преподаватели строго оценивали ежедневные домашние работы в виде тестов и докладов, следили за посещением лекций, придирались к внешнему виду студентов. Пунктуальность и опрятность в одежде, как они полагали, обеспечивала стройность и чистоту мыслей в голове, что очень важно для грамотного юриста.

Было удивительно, как такой суровый факультет уживался в пределах одного учреждения с другими, более легкомысленными направлениями. Хотя я не исключаю, что Эльза слегка привирала про свою учебу — с нее станется. Она рассказывала, что самое главное требование, какое предъявляла ведущая кафедры к будущим работникам культуры, это креативность — способность генерировать тысячу идей на пустом месте. Им советовали не пропускать ни одной новой выставки, ни одного нового спектакля и концерта, ни одного массового мероприятия любого толка — везде искать для себя вдохновение. Эльза старалась не только смотреть по сторонам и мотать на ус, но и активно участвовать в происходящем. То танцевала гоу-гоу в ночных клубах, то раздавала листовки на уличных акциях, то уезжала в Питер на знаковые премьеры, то приводила домой гостей из других городов, оставляла ночевать. Список ее знакомых и приятелей стремительно разрастался.

Ее телефон звонил почти круглые сутки. И в три, и в четыре часа ночи могла, раздастся призывная мелодия, после которой Эльза погружалась в долгую беседу с охами и ахами, громкими восхищениями и сочувствиями — по обстоятельствам. Ее не беспокоило, что рядом спит Оля, которой рано вставать и идти на лекцию. Сама-то Эльза посещала универ от случая к случаю. Когда Оля просила ее вести себя тише и не мешать, она восклицала, что молодость для того и дана, чтобы прожить ее бурно, чтобы было что вспомнить.

Вскоре Эльза стала называть Олю занудой, но при этом с удовольствием ела приготовленную ею еду. И кормила своих гостей. В том числе парней, с которыми занималась сексом в отсутствии Оли. Она даже не стеснилась просить Олю где-нибудь задерживаться, чтобы не мешать ее свиданиям. А когда однажды Оля наотрез отказалась уходить из дома, Эльза спокойно закрылась с молодым человеком в комнате, пока Оля была на кухне.

— Почему парни идут сюда, а не приглашают тебя к себе? — спросила Оля после очередного такого случая, когда полночи просидела на табурете в кухне, закрывая уши, чтобы не слышать страстных возгласов.

— Не у всех есть куда пригласить, — ответила Эльза. — Да и удобнее мне находиться у себя дома: свое белье, свой душ.

— Мною выстиранное белье, — напомнила ей Оля. — Мною надраенный душ.

— Не нуди, — отмахнулась Эльза. — Ты потому такая недовольная, что у тебя своего парня нет. Познакомить?

— Я как-нибудь сама, — отказалась Оля.

Она была не склонна к сомнительным связям и распутству, ждала настоящей любви. И не страдала от избытка свободного времени, с которого часто и начинаются глупости. Много сил у нее отнимало домашнее хозяйство, на которое Эльза откровенно плевала. Первый семестр Оля еще умудрялась вытачивать ее раз в две-три недели в супермаркет для закупки продуктов. Они вместе заполняли пару тележек с горкой и привозили с десяток тяжелых пакетов домой на такси. Потом Эльза предпочла выдавать Оле деньги и доверить ей закупку продуктов. Оля не возражала, потому что прежде ей приходилось в магазине чуть ли не воевать с Эльзой, доказывая, что свежие овощи и целая курица дешевле и здоровее замороженных полуфабрикатов. Теперь она спокойно покупала то, что считала более выгодным и полезным для них обеих.

Какое-то время Оля следила за тем, чтобы не только у нее, но и у Эльзы одежки были чистыми и выглаженными. Затем ей это надоело, и она перестала стирать и гладить для подруги. А спустя пару недель, с удивлением обнаружила, что Эльза легко берет из шкафа ее вещи и носит их. Комплекцией девочки несколько отличались, Оля была чуть полнее, но Эльзу это не смущало. Она присобирала широкие блузы и платья на талии поясами или даже с поясами не заморачивалась, поскольку в творческих кругах размахайки на два размера больше считались нормой. Один раз дошло до того, что Оле пришлось утром облачаться в рубашку с жирным пятном на рукаве и в джинсы, поскольку брюки не успели высохнуть, а колготок под юбку не оказалось вовсе, Эльза все успела порвать и выбросить, не сказав подруге ни слова. Оля выслушала сначала сбивчивые объяснения Эльзы, затем выговор преподавательницы и насмешки сокурсниц, которые не понимали, зачем она терпит нерадивую соседку по квартире.

— Мы давние подруги, — попыталась защититься Оля.

— Подруги так себя не ведут, — заверили ее.

В тот же день Оля позвонила мне и плакала в трубку.

— Мам, я не знаю, что мне делать, — всхлипывала она. — Я больше не могу жить с Эльзой в одной квартире, она меня бесит. Из-за нее у меня проблемы в универе. Я готова ее прибить!

— Ты пробовала объясниться с ней спокойно? — поинтересовалась я.

— Это бесполезно, она меня не слышит.

— Давай я с ней поговорю, — предложила я.

Эльзе я дозвонилась не сразу, ее телефон все время был занят.

— Здравствуйте, тетя Галя! — откликнулась она на мою сотую попытку ее достать.

— Эльза, у меня к тебе серьезный разговор, — с ходу предупредила я.

— Если серьезный, то лучше я вам позже перезвоню, — тут же перебила она. — У меня сейчас обсуждение жизненно важной темы, проблема мирового уровня.

И отключилась. Не перезвонила ни в тот день, ни на следующий. Когда я вновь сама прорвалась сквозь короткие гудки, она снова оказалась занята чем-то более насущным, чем разговор со мной. При этом моя Оля продолжала плакать и просить разрешения переселиться.

— Куда? — спросила я.

— Сними для меня, пожалуйста, отдельную квартиру.

— Я не потяну, — в смятении ответила я.

— Тогда я переведусь на вечернее или заочное отделение и пойду сама зарабатывать, — предупредила меня Оля.

Я посоветовала ей не торопиться, потому что с переводом на другое отделение она бы потеряла бюджетное место, а платить еще и за учебу у нас вряд ли бы получилось. Я решила по-дружески поговорить с Кариной, чтобы она, как мать, разобралась с поведением своей дочери. И не ожидала, что Карина воспримет мою жалобу в штыки.

— Твоя Оля вечно чем-то недовольна, — заявила она мне. — Постоянно указывает Эльзе, что можно делать, а чего нельзя.

Оказывается, Эльза регулярно жаловалась своей маме, будто моя Оля смеялась над ее выбором профессии и всячески препятствовала учебе. Не давала той свободы, какая требовалась творческому человеку.

— А между прочим, — заключила Карина, — я всегда Эльзу успокаивала и просила потерпеть до того момента, как они с Олей смогут самостоятельно встать на ноги и зажить отдельно. Я ведь понимаю, что сейчас мы не можем платить каждой за отдельную квартиру.

— Пусть не отдельную, — согласилась я, сообразив, что доказывать вину Эльзы в сложившейся ситуации бесполезно. Мнение уже сложилось, не переубедишь. — Они могут найти себе других напарниц на съем жилья.

— Здрасьте, пожалуйста! — вспылила Карина. — Я, значит, уже второй год подряд прошу свою дочь проявить терпение, а ты своей потакаешь с первого же раза, как только она тебе пожаловалась! Это глупо и не по-дружески!

— Глупо терпеть, если отношения мешают учебе, которая важна для успешного будущего, — я старалась говорить спокойно.

— Да ладно! — усмехнулась Карина. — Какое успешное будущее может быть у юриста, когда этих юристов в стране пруд пруди?

— А режиссеров, по-твоему, катастрофически недостает? — не осталась в долгу я, не уточняя, что, по моему мнению, из Эльзы и режиссер получится никакой, с ее-то ветреностью.

В общем, разругались мы с Кариной в пух и прах впервые с момента нашего знакомства. Мне было очень жаль потерянной дружбы, но благополучие дочери я ставила на первое место. С моего разрешения Оля нашла двух однокурсниц, которые пустили ее жить к себе в квартиру третьей. При этом сумма, которую мы платили за жилье, еще и уменьшилась — на троих делить выгоднее, чем на двоих. Учились те девочки более ответственно, дома вели себя скромно и аккуратно.

Моя Оля признавалась, что, наконец, чувствует себя в безопасности. А то раньше постоянно боялась какого-нибудь подвоха или от Эльзы, или от ее гостей. Здесь же гостей, кроме родителей, по взаимной договоренности не было вообще. Эльза, как ушла от нее Оля, тоже недолго оставалась одна. К ней переехала девочка из ее группы, такая же гулена. У них начались постоянные сборища, которые затевались под видом культурных, а заканчивались пьянками и гулянками. На учебу Эльза забила, и на четвертом курсе ее исключили за многочисленные «хвосты». Но домой она не вернулась, даже не сообщила матери, что уже не является студенткой, а работает то там, то сям и регулярно пытается занять денег у моей Оли, которая с того же самого четвертого курса подрабатывала помощником в адвокатской конторе.

Недавно моя Оля начала собственную практику. Призналась, что испытывает трудности из-за большой конкуренции, но старается выделяться качеством услуг и скоростью исполнения. Один из клиентов — молодой предприниматель — был так очарован ею, что начал ухаживать, а вскоре сделал ей предложение. Оля не торопится замуж, хочет проверить свои и его чувства. Я советую не затягивать, но в целом одобряю принципиальность дочери. Мне нравится все, что она делает, кроме одного: Оля до сих пор не отшила окончательно Эльзу. А та пользуется ее добротой и регулярно пьет кровь, появляясь в самые неподходящие моменты с сомнительного вида товарищами. То деньги начинает клянчить, то просится на ночлег, то предлагает провернуть какую-нибудь аферу.

— А чего тебе стоит — печать штампануть и подпись черкнуть? — небрежно вопрошает Эльза и искренне не понимает, почему Оля отказывается. — Это же не просто так, а за бабло! — Честное и порядочное имя много дороже, — объясняет ей Оля.

Эльза исчезает, но через некоторое время появляется вновь. Где она работает и на что живет, толком не знает даже Карина. Я предполагаю, что Эльза существует за счет богатых папиков, которые не всегда в ладу с законом. Иначе, зачем ей просить Олю совершить подлог? Карина, может, тоже догадывается о реальном положении дочери, но при этом считает, что во всем виновата моя Оля, которая ее предательски бросила, зная, что та не умеет противостоять соблазнам. И естественно, между мной и Кариной давно уже нет той дружеской близости, что была когда-то. И почему-то мне жаль, что так случилось.

Показать полностью
Аноним, 10 Апреля 2018, 10:16
Да уж... насколько разные бывают характеры и понимание жизни. Кому-то беспринципность - это норма жизни. А достоинство и честь - это сейчас редкость. Спасибо автору за такую интересную и развернутую историю.
Аноним, 10 Апреля 2018, 10:16
Нуууу, я вижу только, что одна мамаша облила грязья дочь подруги и все! Одно мнение заинтересованной стороны никогда и ничего не значит. Всегда надо выслушивать и другую сторону. А то - моя дочь ангел, а та - полная оторва. Не верю!
Аноним, 10 Апреля 2018, 10:16
Чему тут не верить, когда сама жизнь показала - одна учебу бросила, другая на работу устроилась. Единственное что про какую-то дружбу написали - так никогда между женщинами нет настоящей дружбы, только или выгода, или кратковременные интересы.
Аноним, 10 Апреля 2018, 10:16
Мы не слышали версию другую стороны. Небось там тоже была бы дочка ангел, а ее подруга - зануда и стерва. Однобокие истории всегда такие. В конце концов, видели же мамы, что дочери разные, значит, жить вместе будет сложно. Тем не менее. поселили их в одну квартиру, однокомнатную. Вот и результат.
Аноним, 10 Апреля 2018, 10:16
Просто девченки разные совсем и не нужно было их сводить вместе. Для матери своя дочь всегда лучше - умнее, скромнее, ответственнее.. Как оно там было на самом деле мы не знаем и вряд ли знают матери.
Хочу Всё Знать. Полезные Советы