Диалоги Диалоги все посты
02 Октября 2018, 09:02

Не могу забыть бывшего

Наблюдая за жизнью Виктора, я просто теряюсь во времени. Я могу часами сидеть на его страничке. Я даже рискую собственным семейным счастьем. Но ничего не могу с собой поделать.

С Витей у меня не то чтобы не сложилось. Просто я не видела с ним будущего. Отношения были прекрасными, страсти кипели. Но когда он предложил мне руку и сердце, я отказала. Мы встречались год, но ничего фееричного я не видела. Даже поход в кино являлся чем-то выдающимся. Денег у моего дружка не водилось.

Поэтому мы «спасались» вылазками на природу. Он приехал из деревни в город, поступил в колледж, учился на столяра. Я была на шесть лет старше, институт уже закончила. Секс с Витей меня устраивал, но брак? Ему было 19, в перспективе — снятая комната в коммуналке, сборка мебели на какой-нибудь безымянной фабрике и отпуск в деревне, на огороде. Ну, что это за муж — столяр? Я тоже снимала комнату, однако не потому, что была приезжей, а потому, что хотела самостоятельности, а на квартиру не хватало. Родители дали бы, но я проявила настойчивость — все сама! Хотя я знала, что чуть что не так — могу и домой вернуться, и денег взять в любое время. Мама и папа не перечили, позволяли мне стать взрослой.

После моего отказа пойти под венец с юным краснодеревщиком мы расстались. Витя переживал. Пытался меня вернуть. Еще год был потрачен на то, чтобы от него отвязаться. Я уже встречалась с Сергеем, а Витя подкарауливал меня у дома, слал сообщения, увешивал стену в соцсети песнями и картинками. Однажды прислал такой шикарный букет, что я его искренне пожалела. Судя по выложенной сумме, отвергнутый Ромео обрек себя на голод.

Сергей сильно ревновал, один раз кавалеры подрались. Через полгода Сергей позвал меня замуж, я стала готовиться к свадьбе. Мне было 27, Сергею 34. Отличный возраст для создания семьи. Сергей был финансовым консультантом в банке, прилично зарабатывал, имел перспективу продвижения по карьерной лестнице. Я мечтала о детях. И муж был за.

Витя приехал на нашу свадьбу. Я его не приглашала, но видела в толпе гостей во Дворце бракосочетаний. Он прятался за колоннами и смотрел на меня. Прямо из ресторана мы с мужем отправились в аэропорт, чтобы провести медовый месяц у моря. Витя еще какое-то время лайкал мои фотографии в бикини и писал о любви. Мол, вмешиваться в мою жизнь права не имеет, но всегда будет меня ждать. А потом пропал.

Поначалу, занятая собственными счастливыми переживаниями, я не обратила внимания на отсутствие поклонника. Потом хлопоты стали другими — я забеременела. И вот, когда я сидела в декрете, ожидая рождения доченьки, заметила, что Витя молчит. Я стала выкладывать множество фотографий, чтобы он понял, какая классная у меня жизнь. Думала — он завидует, злится. Но лайков и поздравлений не последовало даже после выписки из роддома.

Милочка родилась на редкость спокойным ребенком. У меня не было бессонных ночей, нервных дней, я не падала с ног от усталости. А еще у меня не было молока, Мила с первых дней находилась на искусственном вскармливании. Зато моя грудь осталась по-девичьи крепкой и соблазнительной, а фигура быстро пришла в норму.

Особых дел у меня не было. Одна машина стирала, другая мыла посуду, еду, Сергей часто заказывал в ресторане, чтобы я не уставала. Детское питание и памперсы помогали растить малышку в уюте. Я скучала. Часами сидела в Интернете, смотрела фильмы, постила собственные фотографии. Но червячок раздражения грыз мою душу: Витя не реагировал на мою страницу. Вообще. Даже не заходил. Наступив на горло гордости, я заглянула в его аккаунт.

За время, что мы не общались, страница бедного студента изменилась так, что я сначала подумала, что не туда попала.

Витя оказался победителем какого-то конкурса. Он работал в знаменитой антикварной мастерской, учился в художественной академии на реставратора и был явно в фаворе у начальства. Альбомы бывшего трещали от обилия шикарных фотографий. Там были его работы: заказы до и после выполнения. Что сказать — столяр из забытой богом деревни оказался волшебником. В других альбомах освещалась студенческая жизнь. В третьих — участие в конкурсах, зарубежные соревнования. Оказывается, есть даже чемпионаты мира по его профессии! Витя не стеснялся своей работы, с удовольствием позировал перед репортерами, друзьями, делал селфи. Получался на снимках божественно. В 23 года он был похож не на работягу, а на звезду, способную украсить обложку любого глянцевого журнала.

Никакой постоянной девушки на его фотографиях не наблюдалось. Возможно, какие-то личные снимки хранились в закрытом альбоме. Я стала лазать по страничкам девушек, что были у него в друзьях. Ни у одной из них совместных фоток с Витей не было. Был вариант, что его подружка тоже скрыта настройками приватности. Но к чему такая секретность?

Слегка успокоившись, я поймала себя на мысли, что ревную. Это было более чем глупо. Наш роман остался в далеком прошлом. У него — своя жизнь, у меня — своя. У меня — муж, ребенок, семья!

Но, ложась в постель с Сергеем, я улетала на крыльях воспоминаний. Там Виктор был только моим. Мы занимались любовью при каждой встрече, днем и ночью, дома или где придется. Вите в каменных лабиринтах мегаполиса не хватало простора. Он часто выманивал меня на природу. Мы любили друг друга в лесу, в поле, в озере или в лодке, несущей нас по течению широкой реки. Теперь, наверное, рядом с ним была другая. Она загорала с ним на пляже, целовалась под сенью молодой листвы в березовой роще или предавалась утехам на шелковых простынях.

Я совсем извела себя этими фантазиями. Доходило даже до нервоза. И как-то я все-таки решилась и написала Вите. Нейтральное: «Привет. Как дела?» чуть не довело меня до обморока, пока я ждала ответа. Он ответил через час: «Все нормально».

Я зависла. Он явно откликнулся из вежливости. Он не хотел со мной разговаривать!

Два дня я ходила потерянная, плакала из-за любой ерунды. Мне стало казаться, что я совершила ужасную ошибку, расставшись с Витей. Понимаю, что время назад не повернешь, но так захотелось, чтобы он снова шептал мне слова, от которых я забыла бы обо всем на свете. Виктор молчал. Я решила подойти к нему с другой стороны. Не выказывая своих истинных чувств, стала хвалить его работы, интересоваться учебой. Постепенно ответы стали более развернутыми.

Витя признался, что открыл в себе художника. Педагоги, наставники, мастера — все в один голос твердили, что у него золотые руки. Когда он смотрит на мебель, которой требуется реставрация, то словно наяву видит, как ее делали. У него открывается какое-то шестое или десятое чувство, благодаря которому Виктор точно знает, какие у изделия изъяны и неполадки, что требует немедленной починки, что лучше не трогать, а что необходимо заменить.

Несколько раз его приглашали за границу, в древние замки, для оценки состояния старинных гарнитуров. У Вити уже есть имя и заслуженная репутация среди реставраторов. Ему даже не обязательно учиться. Но он сам захотел получить диплом, для солидности. Когда богатый клиент видит перед собой мастера, разбирающегося в сортах дерева, это одно. Когда услугу клиенту оказывает специалист с художественным высшим образованием в области реставрации, легко ориентирующийся в стилях, не путающий барокко с рококо и ампир с классицизмом — это совсем другое.

У меня Виктор по-прежнему ничего не спрашивал. Я рассказывала сама. Писала, что муж замечательный, дочка прелестная, я счастлива. Я хотела заставить Витю ревновать, но он оставался равнодушным к моей личной жизни.

Однажды я набралась смелости и написала Вите, что помню наши встречи и скучаю по нему. Ответа не было день, два, три, неделю. Я психанула и удалила всю переписку.

Мои странички, включая почту, всегда открываются, стоит войти в Интернет. Так получилось, что у Сергея сломался ноутбук, а ему надо было что-то срочно найти в глобальной паутине. Он взял мой лэптоп, и разразился скандал!

По умолчанию при включении открылась стартовая страница — моя, в соцсети. Буквально за секунду до этого Витя прислал мне следующее сообщение: «Моя драгоценная Злата! Я ни на секунду не переставал тебя любить. Каждый мой день начинается с мысли о тебе. Каждый мой вздох полон твоим именем. Но ты замужем, и я не могу склонять тебя к измене. Я повторю тебе то, что сказал один раз — и навсегда: „Выходи за меня замуж!“ Если ты уйдешь от Сергея, я приму твою дочку как свою. Подумай и ответь, готова ли ты на этот шаг. Если нет — я никогда больше тебе не напишу».

Сергей разъярился почище Отелло, он орал и швырялся стульями и посудой. Милочка ревела, я кричала и отвергала все обвинения. Мое счастье, что остальная переписка была удалена безвозвратно. Я отовралась, что не давала Виктору никаких надежд на возобновление романа. И что это сообщение — для меня самой неожиданность. Вот, мол, можешь посмотреть — никаких других писем нет, я не писала Виктору, он мне не нужен, я люблю тебя и дочку, и вы для меня — самое дорогое в жизни!

Буря бушевала долго. Сергей не верил, угрожал разводом, говорил, что отсудит дочку без всяких проблем, а я буду прозябать с этим «плотником». В конце концов, я смогла его убедить в своей невиновности, приводила мыслимые и немыслимые аргументы. Муж написал Вите, что убьет его, если тот еще, хоть раз сделает попытку заговорить со мной. Витя не стал вступать в диалог.

Муж устроил мне тотальную проверку. Он не стал опускаться до уровня тайной слежки. Просто честно сказал, что нашел умельца, установил программу, и теперь имеет доступ ко всем моим действиям в Сети. Он сказал, что сделал это ради меня и Милочки. Раз бывший не оставляет меня в покое, несмотря на прошедшие после расставания годы, раз он хочет получить и меня, и ребенка, то неизвестно, чего от него ожидать. Поэтому Сергей берет заботу о нашей безопасности на себя.

Так я вляпалась в виртуальную тюрьму. Долгими часами я думала о том, чего хочу на самом деле. Никакого флирта с Виктором быть не могло. Он ясно дал понять, что его устроит лишь мой развод. Но я не собиралась разводиться. А он не собирался тратить на заигрывания свое время. Он поставил мне четкие условия. Я поняла, что не готова их выполнить.

Дни шли, а я снова начала сходить с ума. Перестала называть мужа по имени, потому что с языка в любую секунду могло сорваться «Витенька!» Сергей не имел ничего против милых словечек, которыми я стала пользоваться. А я искала возможность хотя бы заходить на страницу Вити, чтобы полюбоваться на него, послушать музыку, которую он слушает, посмотреть фильмы, которые он смотрит.

Однажды решение нашлось. Приятельница предлагала всем почти новый телефон в два раза дешевле. Жених подарил ей навороченный, да еще с красивым номером, а прежний она не знала куда девать. Модель не самая крутая, в скупке бы ее взяли только на запчасти. Я сказала, что возьму трубку вместе с прежней симкой.

Я создала новый почтовый ящик и фейковый аккаунт под мужским именем. Виктор принял мою заявку в друзья. Я как «Влад» каждый день торчу на его странице. Ничего не могу с этим поделать. Шифроваться научилась похлеще Джеймса, Бонда.

Левым телефоном пользуюсь только на прогулках с Милой. Как только собираюсь домой, отключаю аппарат, вынимаю симку. Телефон прячу в сумочке, специально там сделала второе дно. Заговаривать с Виктором не рискую. Боюсь сорваться. Да и что я ему скажу? Что не могу быть с ним и не могу жить без него?

Я завидую Вите, его свободе, необычной жизни, проявившемуся таланту. Как завороженная, просматриваю его фотографии, зависаю на новостях. С замиранием сердца слежу за обновлениями в его жизни. И не могу понять, что со мной происходит. У меня же все есть: деньги, квартира, семья.

Зачем мне эти мысли о человеке из прошлого, которого сама прогнала много лет назад? Да и теперь не собираюсь ничего менять в своей жизни...

Показать полностью
Мадам, 03 Октября 2018, 17:54
Ещё одно подтверждение, что каждый сам создаёт своё счастье и сам разрушает. А ещё не всё то золото, что блестит. Я бы не стала возвращать человека, которому понадобилась только после того, как получила признание и известность.