Диалоги о жизни, 09 Октября 2017, 08:02

Не в службу, а в дружбу

«Люся, ты прирожденный стилист! — Алла восхищенно смотрела в зеркало, не в силах отвести взгляд от прически и макияжа, которые я ей сделала к свадьбе. — Просто супер! Гришка заново в меня влюбится!» Я улыбнулась — мне самой приятно было смотреть на дело своих рук.

Алла вообще очень симпатичная, но сейчас выглядела как настоящая принцесса из сказки: нежное лицо обрамляли легкие локоны, глаза стали казаться еще больше, а чуть заметный румянец придавал невесте особое очарование.

— Даже не думала, что так здорово получится! не могла успокоиться Алла — Спасибо тебе, Люся!

Она замялась немного, а потом достала из пакета большую коробку конфет и положила на край стола.

— Люсь, это тебе... И еще раз спасибо! Ты мне так помогла, так помогла! Буду теперь всем знакомым тебя рекомендовать! Побежала, уже такси ждет!

Она выпорхнула из квартиры, чмокнув меня на прощанье в щеку, а я застыла в прихожей с натянутой улыбкой на лице. Так и знала... Как всегда — опять я потратила полдня на то, чтобы выслушать очередное «спасибо» и получить коробку конфет... Уж и не знаю, радоваться мне или огорчаться тому, что у меня хорошо, получается, делать праздничные прически и такой макияж, что все вокруг ахают.

Поначалу тренировалась на своих подружках-одноклассницах, на маме, на соседках... Себе, конечно, тоже делала прически — ко дню рождения, к выпускному, на свидания к мальчишкам всегда ходила красиво причесанная, стараясь каждый раз придумать что-то новенькое. — Люся, вот как ты это делаешь? — задумчиво склонив голову к плечу, спрашивала подруга Даша. — И красиво очень, и в то же время естественно — будто я двадцать минут назад встала с постели, расчесалась и пошла. Но я, же никогда так сама не сделаю!

— Не знаю! — смеялась я, сама очень довольная результатом. — Мои руки знают, что делают. Эту прядь сюда, эту — туда, немного лаком зафиксировать, чтобы не рассыпалось, пенкой закрепить, шпильками заколоть... Хочешь, вот здесь немного выпустим, будет чуть завитая прядка вдоль щеки болтаться, как будто случайно выбилась...

— Люся, ты гений! — с чувством говорила Даша. — После школы обязательно поступай на стилиста!

— Мама хочет, чтобы я в юридический шла, — вздыхала я.

Мама, в самом деле, и слышать ничего не хотела о моем увлечении. Она считала, что прически и макияж — дело несерьезное, и мечтала видеть меня преуспевающим юристом. А мне так не хотелось зубрить законы, а еще больше не хотелось в качестве юриста вникать в сложности людских проблем... Побывав на практике в юридической консультации после первого курса, я окончательно поняла, что это не мое. Несчастные, замученные жизнью люди, добивающиеся справедливости, готовые убить родного брата или сестру за наследство — полуразвалившийся домик в деревне, — подающие в суд на сына или дочь, отсуживающие алименты у бывшего мужа...

— Ты даже не представляешь, сколько людей ненавидят своих близких! — потрясенная всем увиденным и услышанным, я не могла даже кофе пить, когда мы с Дашей встретились в нашем любимом кафе. — Столько ненависти, злобы... Столько разрушенных судеб... Не знаю, как я смогу заниматься чем-то подобным.

— Поговори с мамой, — предложила Даша. — Ты только год отучилась. Можно же забрать документы и перевестись куда-то в другой вуз. Ты всегда хорошо рисовала, художественную школу закончила с отличием. Может, тебе в дизайнеры или в архитекторы податься?

— Ты же знаешь мою маму, — вздохнула я.

И учеба в юридическом продолжалась. А чтобы отвлечься от скучных лекций и многотомных законодательных сборников, я все свободное время посвящала превращению своих подружек из гадких утят в прекрасных лебедей. Однако недовольство собой в качестве будущего юриста, неприятие будущей профессии не отступали. И после второго курса я не выдержала — взбунтовалась. Мама была в ужасе, папа — в ярости, и мне пришлось уйти от них на съемную квартиру. Зато институт я все-таки бросила! Решила, что лучше останусь вовсе без высшего образования, чем испорчу себе всю жизнь. Устроилась на работу в какую-то контору секретарем, но денег катастрофически не хватало. Тогда я бросила клич по своим подругам: предложила приходить ко мне домой на прически и макияж. Девчонки поспешили воспользоваться моим предложением, но вот что обидно: у меня как-то язык не поворачивался требовать с них деньги за работу, а они по старой привычке просто говорили «спасибо», в лучшем случае приносили конфеты, шоколадки или банку кофе... А я-то рассчитывала поправить свое финансовое положение!

— Ой, Люся... — восторженно протянула очередная невеста, вглядываясь в свое отражение и замирая. — Спасибо тебе огромное.

— Пожалуйста, — буркнула я: настроение стремительно падало, потому что я видела, что и эта знакомая моей соседки не собирается ничего платить.

Девушка помялась и нерешительно проговорила:

— Ну, если хочешь, давай я тебя на свадьбу приглашу... В благодарность, а? Придешь со своим парнем...

— В качестве кого? — иронично спросила я. — Личного стилиста? Спасибо, не надо.

— Ну... заплатить я тебе много не смогу, — девушка вздохнула. — Сама понимаешь, свадьба — дело дорогое, а я к тебе пришла именно потому, что мне посоветовала Женька: сказала, что ты бесплатно делаешь прически... Извини.

Мне стало неприятно и обидно: получается, что меня уже знают как бесплатного парикмахера. Ладно еще, когда я причесываю подружек. Но совершенно посторонних людей...

— И долго ты еще намерена это терпеть? — хмыкнула Даша, когда я пожаловалась ей.

— А что я могу сделать? — вздохнула я. — Если всем начну отказывать, вообще клиентов лишусь, даже потенциальных. Да и навыки потеряю...

— А ты не отказывай, — прищурилась Даша. — Просто повесь на видном месте прейскурант. Крупным шрифтом: сколько стоит обычная прическа, сколько — праздничная, укладка... В общем, весь перечень услуг. И с порога предъявляй его клиенткам. И заработаешь, и отношение к тебе будет другое — как к достойному мастеру, которого необходимо уважать и ценить.

Я задумалась. В голове промелькнуло: это же надо как-то оформлять... Платить налоги... Ужас. Но, когда я озвучила свои опасения Даше, та улыбнулась:

— А тут уж тебе надо самой выбирать. Ты можешь вернуться учиться на юриста, а потом всю жизнь проклинать нелюбимую профессию. А можешь окончить курсы парикмахеров-стилистов, или как там они называются, оформить патент и заниматься любимым делом, зарабатывая при этом деньги. Ну да, придется немного повозиться с бумагами, с документами. Но это все не так уж сложно, Люся!

— Думаешь, стоит? — протянула я с сомнением, но в голове уже зрел план.

На удивление, вся бумажная волокита, которой я так боялась, заняла не так уж много времени. Несколько месяцев я училась на курсах, получила сертификат. Потом хотела арендовать помещение, но Даша меня отговорила:

— У тебя здесь достаточно просторно. Выдели часть комнаты, купи красивую ширму. Вот здесь все поместится, если немного передвинуть кресло. Давай берись...

И скоро у меня появился собственный салон! Пусть небольшой и скромный, но со временем я планировала расшириться.

Клиентки поначалу удивлялись прейскуранту — ведь они привыкли делать у меня прически совершенно бесплатно. Но я, наученная Дашей, твердо, хоть и приветливо, говорила:

— Это моя работа. А работа стоит денег.

В самом деле: я постоянно тратила немалые деньги на всевозможные инструменты и средства, по три часа дышала химическими испарениями от красок и лаков, я консультировала клиенток по уходу за волосами, помогала подобрать такую прическу, чтобы сделать каждую женщину красивой и неповторимой... И почему я должна работать бесплатно, даже если работа мне в радость? Уже через год я смогла арендовать помещение рядом с домом. И первой моей клиенткой в новом салоне стала... моя мама. Она виновато улыбнулась и проговорила:

— Люся... Наверное, мы с папой были неправы. Знаешь, полгорода только и говорит, что о чудесной мастерице — о тебе. Если у тебя действительно такие способности, если ты хочешь этим заниматься... Что ж, мы рады, что ты нашла себя.

— А как же юридический? Я ведь его бросила... — осторожно напомнила я.

Мама вздохнула и махнула рукой:

— Ну что поделаешь... Не надо было нам настаивать, чтобы ты поступила именно в юридический. Не твое это, видно. Но нам так хотелось, чтобы единственная дочка стала юристом! Мы же тебе всегда добра желали, доченька, ты понимаешь...

У мамы на глазах выступили слезы, и мне стало ее нестерпимо жалко. Я заметила седину в ее всегда черных волосах, морщинки, которых раньше не было.

— Мамочка... — обняла я ее. — Не расстраивайся. Ваша дочь будет успешной. Только не юристом, а стилистом! Ничуть не хуже, поверь. А сейчас... садись-ка ты в кресло, я тебе такую прическу сделаю! И покраситься тебе надо. А завтра придет девочка-косметолог, будет у меня два дня в неделю работать, вот и займется твоим лицом, подберет хорошие кремы и другую косметику. Хорошо?

Через полтора часа маму было не узнать: помолодевшая, с красивым шоколадным оттенком волос, а главное — она улыбалась! И улыбка сразу сделала ее моложе.

— А может, вернешься домой, Люся? — мама с надеждой заглянула мне в глаза, когда мы с ней уселись за столик выпить кофе. — Папа все время о тебе спрашивает.

Я минуту подумала.

— Нет, мам, — решительно ответила я. — Понимаешь... Я только начинаю по-настоящему самостоятельную жизнь. Денег мне теперь хватает. А к вам я буду в гости приходить, обещаю. И вы ко мне приходите!

С того дня прошел еще год. Теперь у меня в новом салоне кроме меня работают еще косметолог, визажист и мастер маникюра. И я поняла: если хочешь чего-то добиться, нужно, во-первых, заниматься тем, что приносит радость. А во-вторых... Это труднее, по крайней мере, для меня, — надо не стесняться озвучивать людям, чего ты от них ждешь, то есть знать цену себе и своему труду. Как только научишься себя уважать, и другие начнут относиться к тебе с уважением — Даша была права.

Показать полностью
Аноним, 10 Апреля 2018, 10:16
Так часто бывает - сделал по дружбе кому-то что-то и понеслась. Все приходят с просьбами и все, как бы по знакомству, а значит, деньги просить неловко. А время же тратится. В таком случае, действительно, лучше вывесить прейскурант и всё. Нужно уважать чужой труд.