Диалоги о жизни, 12 Сентября 2017, 08:02

Рассуждающие и осуждающие

Как все же все-таки много людей, которые поучают, критикуют и просто перемывают косточки другим! Причем они получают удовольствие от своего злословия. Ну а как иначе, ведь человек, которого такой критик осуждает, просто мелкая презренная букашка по сравнению с ним самим — великим и прекрасным. Однако же им, на мой взгляд, душевно ущербным личностям, и невдомек, что идеальных среди нас просто не существует. Так же, как не бывает и двух одинаковых людей. И не может поруганный измениться в угоду тому, кто его так яростно порицает. Да и не надо ему меняться, поскольку он и так гораздо лучше клеветника. Ведь не опустился до злобной критики в чужой адрес, и уже, поэтому такого человека можно назвать достойным" — примерно такой внутренний монолог звучал в моей голове, когда я пыталась слушать свою коллегу Ирину. Вернее, я ее уже давно не слушала, а думала о своем.

А, Ирина между тем уже раскраснелась от брани, ее голос звучал безапелляционно:

— Нет, ты представляешь, — шипела она, — эта нахалка сказала, что моя маленькая племянница похожа на мою собачку! Еще подруга называется! В таком случае скажу: сама она похожа на бульдога! Всегда была страшненькой, а с возрастом нижняя челюсть совсем раздалась, так что уж никак не ей высказываться о чужой внешности!

— Успокойся, — стараясь придать своему голосу примирительный тон, перебила я коллегу, — возможно, твоя подруга просто хотела подружиться с малышкой, но не совсем удачно подобрала слова. А может, она имела в виду, что дети и щенки чем-то похожи друг на друга. И те, и другие очень забавные и милые. К тому же твоя собачка, действительно, очень даже симпатичная.

— Что? И ты туда же?! — Ирина угрожающе выгнула бровь.

— Боже, упаси! — переполошилась я (еще не хватало мне ненужных ссор и напрасных обвинений). — Никогда не видела твою племянницу и не собираюсь ее ни с кем сравнивать. Просто сказала, что все малыши — чудесные создания.

И я поторопилась, сославшись на срочные дела, покинуть кабинет.

Признаться, мне уже порядком надоело выслушивать обвинительные тирады Ирины в адрес ее подруги Галины. И почему Галя все еще дружит с этой горгоной? Знала бы она, какие злые и оскорбительные эпитеты отпускает Ира за ее спиной:

— Вчера была у нее в гостях, — доверительно шептала она мне, когда Галины не было в кабинете, — так ты не поверишь, какая грязь у нее повсюду. Я даже чай побрезговала там пить. Хоть бы потрудилась посуду отмыть, прежде чем людей в гости звать.

От таких разговоров мне становилось нехорошо. Так и подмывало напомнить Ире о том, что и у нее бардака не меньше. Той же шерсти от собаки столько, что она уже комками лежит по углам, и пыль на полках — толщиной с одеяло. Но я в тот момент сдержалась, заметила только:

— Возможно, Галя просто не успела прибраться к твоему приходу или плохо себя чувствовала. Но если тебя так раздражает беспорядок в ее квартире, так не ходи к ней больше. И дело с концом.

— Ну, ты даешь! — возмутилась Ира, — так ведь добра желаю, и кто, как не я, правду ей скажет?

— Вот эту свою правду ты Гале в лицо и говори, а не перемывай ей косточки за спиной, — не выдержала я и отвернулась, давая понять, что разговор окончен. Ира надулась, и весь день не разговаривала со мной, давая понять, что теперь она невысокого мнения и обо мне. Но если уж на то пошло, то Галя по всем параметрам: и душевным, и деловым, и человеческим во сто крат превосходит Иру. Та просто ничего не может ей противопоставить, вот и бесится, наговаривая на подругу напраслину. Она так яростно судит о грехах других, что забывает о своих, считая себя идеальной. Однако «идеальная» Ира подспудно чувствует свою неполноценность, а потому осуждает, поучает и критикует других.

А вот, на мой взгляд, страдающая комплексами коллега — просто неудачница. И Галина, скорее всего, тоже понимает это, но, как порядочный человек, не сердится, не обижается на подругу. Конечно, она имеет на это право, и это ее выбор. Что же касается меня, то я на этот счет скажу так: глупые люди осуждают всякого, у кого есть мозги. Значит, у них не хватает душевной теплоты. А потому держаться от таких надо подальше — чтоб самому не заболеть злословием.

Ну, с глупыми людьми, страдающими комплексом неполноценности, все понятно. А, как быть с умными, которые, увы, тоже очень часто осуждают других? Говорят, люди делятся на две категории — на рассуждающих и осуждающих. Одни способны обсудить с человеком его проблемы, а другие могут лишь осудить. Так, к примеру, была у меня приятельница, которую можно назвать и рассуждающей, и осуждающей одновременно. Светлана отличалась самодостаточностью, сильным, волевым характером и складом ума, как у мужчины. На вызовы судьбы она отвечала не горестными вздохами и жалобными причитаниями (как это принято у женщин), а конкретными действиями. Света всегда принимала правильные и логически выверенные решения, а потому выходила из проблем и неурядиц победительницей. Одним словом, умницей-разумницей была наша Светлана и одновременно любительницей покритиковать других.

Хотя многие обращались к ней за помощью и советом, а она подсказывала, как быть и что делать. За эту ее мужскую логику и прямоту многие уважали и ценили Свету. Правда, теперь я уже сомневаюсь: а уважали ли? Скорее всего, боялись! Да, боялись ее метких (не в бровь, а в глаз) обвинений, ядовитых замечаний и колких комментариев. Некоторые ее знакомые из-за страха потерять расположение Светы откровенно заискивали перед ней. И это было неприятно видеть. Один раз я не выдержала и сказала начистоту: «Свет, ты очень зло отзываешься о людях и забываешь, что они — не ангелы. Научись принимать их такими, какие они есть. Самой легче и проще будет жить». Она на какое-то время умеряла свой пыл, а потом опять бралась за старое: осуждала, судила, бранила. Дошло до того, что в скором времени потеряла многих друзей, но поскольку была сильным человеком, то не очень и тяготилась этим обстоятельством. Отсутствие подруг она с замещала неистовым служением своим детям и творчеством: вышивала, вязала, плела корзины, делала лоскутные одеяла, занималась благоустройством квартиры и дачи. Одним словом, тратила время не на «пустую болтовню и глупое времяпрепровождение с никчемными людишками», а вкладывала энергию в саморазвитие, в свои личные задачи и приоритеты.

Да, Света была творческой личностью и умным человеком. И, тем не менее, не думаю, что, отгородившись от «не достойных ее и глупых», она была счастлива. Скорее, наоборот, ведь когда человек делает больно другим, он сам глубоко несчастен. Счастливые люди не хамят в очередях, не ругаются в транспорте, не сплетничают о коллегах. Это им ни к чему. Плохо думают и плохо говорят о других только несчастные люди. И еще: считать себя самым умным — это гордыня, которая, в конце концов, приводит к одиночеству.

Ну и самое главное: злословить о других — значит, унижать, в первую очередь себя, и вредить самому себе. Потому что если распространять в пространство недовольство и неприятие, то они возвращаются обратно: ведь всем известно — подобное притягивает подобное. Излучая зло, ты сам находишься в его облаке и первым вдыхаешь ядовитые пары гнева и ненависти. Так что безопаснее направлять на окружающих не зло и ненависть, а радость, добро и веселье.

— Привет, — в телефонной трубке раздается взволнованный голос Валентины, — знаешь последние новости?

— Ну, что там за новости? — я внутренне сжимаюсь от предчувствия негатива, который мне предстоит услышать

— Ой, что творится в мире, — начинает тараторить Валя, — я тут такое прочитала в газете...

И она с апломбом опытного эксперта в политических вопросах начинает подробно рассказывать о том, что узнала из газет и телевизора. При этом яростно обвиняет политиков, правительство и президента, которые довели страну до ручки, до положения риз. Я только успеваю сказать:

— Твои новости — с бородой, о них давно уже написали в интернете.

— Интернет — помойная яма, — горячится Валя, — а я, между прочим, как интеллигентный и разумный человек, доверяю мнению известных аналитиков.

— Ну, если так рассуждать, тогда и твои газеты — помойная яма, и сама жизнь — помойка, — не соглашаюсь я, — кто что ищет, то и находит.

— Знаешь, мне плевать на твое мнение, — перебивает Валентина, — у меня есть свое. И мне абсолютно все равно, что ты думаешь, потому что я — знающий человек в вопросах политики, а ты — дилетант!

И Валя дает отбой. «Ну и ну, — расстраиваюсь я, — если тебе плевать на мое мнение, зачем тогда звонишь человеку, точка зрения которого тебя абсолютно не интересует? Только лишь для того, чтобы лишний раз подчеркнуть, что ты в курсе всех событий и компетентна, как никто?» От этого звонка остался неприятный осадок. Пустой болтовней о трагедиях в нашей стране и в мире положения дел не исправишь, а вот настроение себе наверняка испортишь. И так проблем невпроворот, жизнь у многих сейчас не сахар, а тут еще эта чернуха, которую всякий раз преподносит Валентина. «Что ей, заняться больше нечем? — удивляюсь я. — Лучше бы хорошую книгу почитала или приятную музыку послушала. Тоже мне, политик!»

Кстати, о политике. Я не раз советовала Вале поменьше читать газет и смотреть по телевизору политические ток-шоу.

— У этих болтунов, чем больше крика на передачах, тем выше рейтинг. А у простых людей от этих обличений и скандалов только голова болит и давление прыгает.

— Так за новостями же следить надо! — парирует Валя

— Конечно, следи. Но не сильно увлекайся. Вместо того чтобы огульно критиковать правительство и президента, займись своими проблемами. Их решай. Как говорится, с себя начни.

—Ну, уж нет, — твердо заключает Валентина, — не стану вязать носочки и сидеть на лавочке с пенсионерами. Жизнь без политики пресная и скучная.

Позже я поняла, что дело здесь не в скуке, а в самоутверждении. В самоутверждении за счет других, которые находятся далеко и не могут ответить на оскорбительные слова в свой адрес.

Надо сказать, что, по своей сути, Валя — хорошая и добрая женщина. Однако никаких особых свершений в ее жизни не было, разве что замужем побывала пять раз и всегда неудачно. Одна вырастила дочь и сейчас живет в компании четырех кошек на скромную пенсию.

Ее понять, наверное, можно: денег на старость не скопила, потому вынуждена отказывать себе в элементарном. А по телевидению то и дело показывают шикарную жизнь миллионеров, которые обворовали, ограбили страну и живут себе в свое удовольствие. В итоге только и остается, как критиковать, искать виновных и обвинять. И тем самым вырастать в собственных глазах. Еще бы, ведь она такая умная, начитанная, а те, кто у власти — дураки голимые, они не могут управлять страной. Вот и наступает на них Валя в своих речах, как паровой каток, сметая на своем пути все возражения. К сожалению, так думают и поступают многие. Все вызывает недовольство и гнев моралистов: то платят мало, то жена плохая, то дети неблагодарные, то страна не та. Причем в своих обвинениях и нравоучениях эти «умники» непоколебимы.

Ну, если вы такие мудрые, нравственные и знающие, так предложите, кроме злобной критики, что-нибудь конструктивное — полезное и нужное. Сделайте, например, какое-то доброе дело, хотя бы по мелочи — уберите свой двор, покрасьте стены в подъезде, вымойте окна у себя квартире, накормите бездомного пса. Так ведь нет же! Не хотят!

«Зачем тратить жизнь на пустяки? — полагает такой критикан — Я человек значительный, масштабный, и я один знаю, как решить мировые проблемы». Мне думается, что подобных людей нужно остерегаться, как ядовитых червяков на розе, потому что их яд опаснее, чем кажется: он скрыт под демагогией словесных оборотов о правде, справедливости, морали и всеобщем благополучии. Причем такие, с позволения сказать, граждане чаще всего обсуждают и осуждают то, чего сами и не понимают вовсе. А в заключение всем этим судьям и обвинителям хотелось бы напомнить слова старца Амвросия, к которому приходили посетители и спрашивали: «Как нам жить?». И он отвечал: «Надо жить — не тужить, никого не осуждать, никому не досаждать. И наше вам почтение»!

Показать полностью
Аноним, 10 Апреля 2018, 10:16
По-моему авторша сама из категории желчных критиканов - то ей не нравится, это. Ну так имей таких друзей, с которыми ты будешь говорить на свои темы. А подруги на то и подруги, что бы встретиться посплетничать, да новости обсудить - это же не на весь мир, а только между вами.