Диалоги о жизни, 20 Октября 2017, 07:32

Убежать от судьбы

Вот уж никогда бы не подумала, что я, по характеру и месту рождению человек южный, буду жить на севере. А начиналось все более чем неожиданно. В то время я была студенткой института. И вот как-то меня пригласили посмотреть фильм режиссера Сергея Никоненко «Целуются зори», по одноименной повести Василия Белова. Игра известных актеров была великолепной, но меня восхитило и другое: где же такие красивые места у нас находятся? Никогда не видела в своей жизни ни «метеоров», несущихся по водной глади, ни женщин, стирающих белье на подмостках у судоходной реки, ни старинных улочек с белокаменными соборами, ни такой пышной и удивительно красивой природы! Про себя отметила, что мне бы хотелось побывать в этих краях. Знала бы я тогда, что фильм был настоящим знаком судьбы и скоро я отправлюсь именно туда!

Буквально через неделю после просмотра фильма ко мне вдруг обратилась однокурсница, с которой я никогда не была в близких отношениях, и предложила вместе проходить летнюю практику на севере России. Я же планировала податься на юг — ближе к морю. Тогда мы решили написать письма и на север, и на юг. «Пусть за нас решает судьба, — сказала Лена, — откуда придет первым приглашение, туда и поедем». Мы получили ответы одновременно, вот только мое письмо с юга было сухим и официальным. А письмо с севера дышало теплым и добрым настроем: «Приезжайте, ждем, — многозначительно читала Елена свой ответ, — у нас необычайно красиво: белое озеро, сосны, песок. Пейзажи как в Прибалтике! И коллектив замечательный». И мы поехали на север! Наша поездка вылилась в настоящее приключение. В Москве познакомились с хорошими парнями, которые до отправления нашего поезда показали нам достопримечательности столицы, а потом проводили на вокзал.

Когда мы прибыли в Вологду, сразу пошли в центр, осмотрели Софийский собор, погуляли по набережной, а по пути все искали «домик, где резной палисад». Такой домик мы не нашли и отправились дальше. Уже под вечер приехали в небольшой промышленный город — промежуточный пункт на пути нашего следования. Устроились в гостиницу, побросали вещи и побежали на реку. Там встретили рыбаков, которые прямо на берегу жгли костер и варили уху. Доброжелательные северяне угостили нас вкуснейшей ухой, рассказали много интересного об истории своего города. Расстались мы добрыми друзьями. А утром на «метеоре» (!) уже неслись к месту своего назначения. Нашим восторгам не было конца: ведь мы никогда не видели такого огромного и прекрасного озера. Все было в новинку: и само транспортное средство, и пенистые волны, и темная синь необъятного озера, которая сливалась с синевой неба. Наша практика прошла великолепно. Мы подружились с коллегами, вместе с ними объездили все окрестности, новые друзья показали нам и города-жемчужины Русского Севера: Белозерск, Кириллов, Ферапонтове. А с нашей наставницей Руфиной мы переписывались потом еще много лет. Кстати, именно с ней связана одна комично-кошмарная история, которая случилась с нами в ту летнею практику.

Обедали мы в местной столовой. Там же столовались и строители из Молдавии, которые приехали на север в поисках работы. Среди красавцев молдаван выделялись двое парней. Один был высокий и стройный, как кипарис, другой крепкий и могучий, как дуб, но оба выглядели так мужественно и одновременно были так хороши собой, что глаз не оторвать. Мы с Ленкой все спорили, кто из них красивее, и строили глазки обоим. Парни тоже заинтересованно поглядывали в нашу сторону. И вот однажды Руфина пригласила нас в гости на пироги. Жила она на окраине поселка, и дорога к ней шла через кладбище. Днем было не страшно проходить мимо крестов и памятников, но мы засиделись допоздна и только за полночь двинулись в путь. Ночь была темной, со страхом мы двигались по тропинке. И вдруг на дороге показались два огромных черных силуэта. Мы замерли, тени тоже остановились. И тут из-за туч вышла луна и осветила и черные покосившиеся кресты, и белые памятники. А вокруг тишина, и только наше учащенное дыхание и бешеные удары сердца. От страха подкосились коленки: «Мы пропали! Покойники растерзают нас!»

«Вперед! Бегом!» — закричала я, схватила Ленку за руку и потащила навстречу темным теням.

Тени вначале расступились, а потом понеслись в нашу сторону. Мы промчались мимо них со скоростью шквалистого ветра. На мгновение остановились и одновременно обернулись. Картина была жуткая: на фоне могил в свете бледной луны стояли двое высоких мужчин с выпученными от страха глазами и вздыбленными волосами,— вероятно, они приняли нас за приведения. Вдруг все четверо мы дико заорали: «А-а-а!» и бросились наутек по своим направлениям. И только в гостинице поняли, что повстречали на кладбище наших мужественных красавцев молдаван, один из которых был высокий и стройный, как кипарис, а другой — крепкий и могучий, как дуб...

Стоит ли говорить, что на другой день в столовой мы уже не смотрели друг на друга так заинтересованно, как раньше. Старались отвести глаза в сторону. А потом бригада строителей уехала на какой-то объект, и больше мы не видели этих смуглых красавцев.

Странно, но когда мы с Еленой вернулись с практики домой, то без причин перестали общаться. Создавалось впечатление, что подруга выполнила отведенную ей роль и удалилась. А вскоре Лена перевелась на заочное отделение.

После окончания вуза я получила свободное распределение и уехала в Сибирь — «за туманом и за запахом тайги», короче, за романтикой. Все удивлялись: «Неужели ты по доброй воле приехала в Енисейск? Сюда раньше только декабристов ссылали!». Старинный купеческий город, вокруг тайга и Енисей! Красота! Поселилась я в Доме колхозника — в местной гостинице. Это был замечательный дом — пристанище бродяг, авантюристов и романтиков. Моей первой соседкой по номеру стала молодая высокая якутка, и была она такой неописуемой красоты, что от восхищения у меня захватило дух. Я не могла отвести от нее взгляда. Потом смутилась, извинилась за то, что так бесцеремонно ее разглядываю. Она улыбнулась и сказала:

— Ничего. Я привыкла к тому, что меня рассматривают, как картину.

— Вы «гений чистой красоты!» — только и смогла произнести я. Она засмеялась и сообщила:

— Я работаю бухгалтером в таежном поселке. Сюда приехала в командировку. Но ты меня больше не увидишь. Мой муж открыто мне изменяет, а долг платежом красен. Поэтому ночевать буду в другом месте. Прощай.

И действительно, больше я не видела эту таежную красавицу, но запомнила ее на всю жизнь,

потому что была эта якутка удивительно прекрасна. «Ну, надо же! — по наивности рассуждала я, — изменять такой красавице? Непостижимо!»

Второй соседкой по номеру была Лариса — выпускница красноярского института. Она приехала в Енисейск по распределению и работала следователем в местном отделении милиции. Лариса тоже была в своем роде гением — гением дружбы. Однажды к нам в номер постучали соседи — таежники-лесорубы. Они приехали в город по одной простой причине — погулять и потратить все заработанные деньги. «Девчонки, поехали с нами пить шампанское!» — пригласили они. Мы подумали, что нас зовут в кафе, и согласились. Но ребята взяли такси и повезли в тайгу. Ехали долго, пока дорога не кончилась. А потом лесорубы вытащили на поляну ящик шампанского, фужеры, фрукты и объявили, что привезли нас сюда, чтобы познакомить с природой местного края.

Таксист ждал в сторонке, пока лесорубы гуляли и праздновали на полную катушку. С точки зрения мерок нынешней жизни такие денежные траты были абсолютно нерациональными. А тогда эта затея нам показалась веселой, забавной и даже романтичной. Кстати, мы нисколько не испугались, хотя по нынешним временам пьяные мужчины в тайге...

А однажды мне удалось побывать на утиной охоте. Дело было так. Шла я работы в гостиницу, куда совсем не хотелось идти, поскольку моя Лариска в этот день должна была трудиться допоздна. И вдруг мне навстречу шагает парень, симпатяга-сибиряк. На ногах высокие резиновые сапоги, на плечах брезентовый плащ, а в руках — охотничье ружье.

— И куда это ты собрался? — смело обратилась я к незнакомцу.

— Как куда? На охоту! — гордо ответил он.

— Возьми меня с собой! Никогда не была на охоте! — я и сама не ожидала от себя такой прыти.

Парень критично оглядел мой наряд: туфли, брюки, легкая куртка.

— Прикид у тебя, конечно, не для охоты. Но раз ты хочешь поохотиться, давай рискнем, — неожиданно согласился он.

И мы пошли к реке, к мелководью, в сторону зарослей высокого камыша. И вдруг остановка, дальше идти мне нельзя — вода по колено. Это препятствие огорчило меня.

— Ладно, — обреченно сказал мой спутник, — залезай мне на спину. Так и быть, донесу тебя до сухого места.

Когда мы устроились в засаде, парень стал внимательно высматривать добычу.

— Ой, а в кого ты целишься? — заволновалась я — В селезня, — прошептал охотник

— Ой, как мне жалко селезня! — запричитала я., — не убивай его, пожалуйста!

Парень удивленно посмотрел на меня и выстрелил почти наугад. Я взвизгнула, стая уток всполошилась и мгновенно улетела.

— Так я и знал, что с тобой не будет удачи! Нельзя женщин брать на охоту! Пошли назад! — нахмурился мой новый знакомый, встал, а потом нагнулся.

Я снова взгромоздилась ему на спину и, чувствуя себя виноватой, не проронила больше ни слова. Когда мы расстались, ощущала себя почти счастливой: побывала на охоте и спасла жизнь селезню! А когда пришла в гостиницу, то всем встречным с гордостью говорила: «А я только что с охоты! Мне так понравилась охотиться на диких уток!»

Спустя месяц моего пребывания в Енисейске, мне дали от работы квартиру в бывшем купеческом доме. Квартира была хорошей — с парадной лестницей, с большой верандой и с видом на Енисей. Но удобства на улице, и вода почему-то была привозная. Да и печку топить надо было, потому что уже начались первые заморозки, по ночам было холодно. Я пригласила Лариску пожить со мной. Жили мы дружно, да вот питаться нам было нечем — в магазинах продавали только хлеб и консервы — корюшку в томатном соусе. Но нас выручали местные милиционеры, они приносили нам свои охотничьи трофеи, задаривали соленьями и вареньями, которые заготавливали на зиму их матери или тещи.

Все мне нравилось в этом сибирском городке. Все, кроме работы. Дело в том, что там разгорелся рабочий конфликт между руководством и рядовыми сотрудниками. Этот конфликт зрел годами, и мне, новенькой, с порога объявили: «Выбирай, с кем ты будешь дружить и чью сторону принимаешь?!»

Я была удручена, ведь это не моя война, нисколько не хотелось в ней участвовать. «Ну, и влипла же! — думала я, — а может, вернуться домой?».

От тягостного выбора меня спасла мама. Она почувствовала сердцем, что у меня неприятности, и буквально атаковала звонками с мольбой устроиться на работу где-нибудь поближе к дому. Сообщила, что мне на домашний адрес пришло сразу два приглашения о трудоустройстве. Письма из города, где я была всего один вечер, когда ездила с Еленой на ту самую летнюю практику.

— Откуда там, на севере, знают про меня? Ведь я была в этом городе несколько лет назад и то проездом! — спрашивала я маму.

— За тебя замолвила словечко Руфина, — доложила мама, — она теперь работает в организации, куда тебя и зовут работать.

Я была удивлена такому стечению обстоятельств, но продолжала мучиться в сомнениях — ехать или оставаться? И куда ехать: домой — на юг, или на север? Точку в этом вопросе поставила Лариса:

— Зачем начинать трудовую биографию в дрянном коллективе, где одни скандалы и распри? Надо уезжать! Но не домой — туда ты всегда успеешь, а на север, где тебя ждут и предлагают работу.

И я купила билет на самолет. В Москве опять засомневалась, хотелось уехать домой. Скорее для очистки совести позвонила в организацию, куда меня приглашали:

— Вы еще ждете меня?

— Ждем, ждем! — ответили мне, — завтра на вокзале вас будет встречать машина.

Вот так и решилась моя судьба — я снова вернулась на север.

Новый коллектив мне понравился: интересные, талантливые люди. Мы подружились, стали часто проводить вместе свободное время, и карьера моя росла. Но спустя несколько лет я вновь засобиралась в дорогу: хотелось вернуться в родные края, да и мама звала домой. Я договорилась о новом месте работы, но уже в родном городе. Купила билет на поезд. Как вдруг попрощаться со мной пришла подружка, с которой мы давно не виделись, и стала уговаривать: «Давай в последний раз сходим в ресторан, отметим твой отъезд», — умоляла она.

Эта затея мне не нравилась, но подруга так уговаривала, что я согласилась. И, как оказалось, своим решением я надолго, если не навсегда, отсрочила отъезд в любимые южные края. В ресторане я встретила парня, в которого сразу же влюбилась по уши, а потому на время отложила свой отъезд. А потом вышла за него, замуж и родила троих детей. Тут уж было не до перемены места жительства... Так я осталась жить и работать в далеком северном городе. Ну, разве это не судьба? Не буду лукавить, не сразу я привыкла к северным краям. Очень сильно тянуло на родину. У нас ведь все другое: и люди, и природа, и даже небо — высокое и ярко-синее. И ночи темные, с огромными блестящими звездами, и климат теплый, и земля плодородная — чернозем: воткнешь в землю сухую палку, а через день-два она уже зеленеет! Когда я приезжала в отпуск на родину, то рассказывала о севере и северянах примерно так: «У них там небо низкое, и дома черные, потому что построены из дерева, а оно со временем темнеет. И ночи белые — спать невозможно. Не успеет потухнуть вечерняя заря, как зажигается утренняя. А природа очень красивая, рек и озер много. И люди там другие. Наши — веселые, активные, шумные, как все южане. А северяне спокойные, добродушные, вежливые и совестливые, особенно в деревнях».

Но вот однажды я поймала себя на том, что рассказывая о регионе, в котором живу, стала говорить иначе: «У нас на севере...». «У нас!» — значит, я привыкла к этому суровому, но прекрасному северному краю и уже считаю его своей второй родиной. Как тут не вспомнить о судьбе? Видимо, суждено мне было жить и работать на севере, хотя всем сердцем и душой я стремилась на юг.

Так всегда бывает в жизни: мы стараемся, строим планы, готовимся к одному, а судьба преподносит нам совсем другое. Как говорится, сценарий нашей жизни пишет судьба, а мы только играем отведенные нам роли и озвучиваем реплики.

Показать полностью
Аноним, 10 Апреля 2018, 10:16
У меня также - обожаю горы и малолюдие, а почти всю жизнь прожила в большом городе на равнине. В горах ни разу еще не была, только по телеку и в инете видела. Но ничего, еще успею! :)